«Все заменить на новодел – неинтересно, и ненужно, и даже расточительно»: «Том Сойер Фест» в Чите

 3

В этом году «Том Сойер Фест» в Чите планирует закончить работы на своем первом объекте. Местные предприниматели оказывают серьезную поддержку фестивалю, на площадке которого трудится небольшая команда волонтеров, в основном состоящая из друзей и близких организаторов. Мы поговорили с одним из них – Максимом Резвых, о том, как удалось заручиться поддержкой малого бизнеса, поладить с жильцами, найти баланс между сохранением старого и созданием нового и получать удовольствие от фестиваля.

«И тут он неожиданно приходит ко мне в офис, достает пачку денег и говорит: «Сколько надо?»

Город Чита находится в Забайкальском крае, в нем живет около 350 тысяч человек. Его история связана с освоением Сибири. Я родился в этом городе, и хотя расти мне пришлось не здесь, я вернулся в Читу, работаю и заодно отдаю свою маленькую лепту городу. Помимо того, что это увлекательное занятие – чинить дома.

Мне кажется, было много альтернативных путей, как «Том Сойер Фест» мог прийти в Читу. Впервые я услышал историю о том, как Андрей Кочетков со своими знакомыми починил дома, довольно давно. Она запала мне в душу, я подумал: как же здорово. Тогда «Том Сойер Фест» как движение еще только-только зарождался. Я снова вспомнил о фестивале, когда в Читу приезжал Илья Варламов и показал наш город «во всей красе». Мне стало так не по себе, я задумался: что лично я могу сделать, чтобы улучшить ситуацию? Связался с Андреем и спросил, могу ли я поучаствовать в фестивале. Мы немного побеседовали, и он, вроде бы, дал согласие. В это же время жительница Читы Кира Деревцова тоже связалась с Андреем – я опередил ее всего на несколько дней. И Андрей, кажется, сказал ей, что в Чите уже есть, кому заниматься «Том Сойер Фестом». Кира написала мне, мы встретились, ударили по рукам и сказали: «Будем вместе проводить фестиваль».

Мы прочитали пособие по организации фестиваля, стали думать, что делать. У меня остались прекрасные впечатления от чтения первой методички «Том Сойер Феста». Со второй я подзавяз – было скучновато, а вот в первой по пунктам разложено, как устроен фестиваль. Эта инструкция здорово послужила на начальном этапе. Не помню, чтобы у нас что-то пошло не так.

В 2020 году мы начали активную кампанию. Собрали средства, познакомились с центром охраны памятников и принялись за ремонт дома. Он оказался в сложном состоянии и, может быть, не слишком удачным для нас в том плане, что мы начали фестиваль с достаточно крупного домовладения, и работу с ним пришлось растянуть на два года. Нам удалось собрать около 300 тысяч рублей. Кира изготовила открытки: попросила местного художника Тарасова нарисовать нам несколько этюдов читинских деревянных домов, а рекламное агентство их напечатало бесплатно. Кира продавала эти открытки по небольшой цене — так мы собрали несколько тысяч. Основная часть суммы сложилась из пожертвований предпринимателей, к которым я обращался. Большую часть пожертвований сделали два человека. Первый – мой работодатель в ресторанной группе, Андрей Токарев. Он дал нам около 120 тысяч. С другим предпринимателем, который нам помог, Степаном Викуловым, мы постоянно сталкивались в комментариях в Facebook под постами, где обсуждались городские проблемы. И тут он неожиданно приходит ко мне в офис, достает пачку денег и говорит: «Сколько надо?» Я говорю: «Сколько не жалко». Он мне сотню отсчитал и отдал. Все остальное – по десять, двадцать, тридцать тысяч — давали другие местные ребята. Ко всем я обращался напрямую. Писал в мессендежерах, объяснял, что мы делаем и зачем это нужно. Думаю, из тех, кому я писал, откликнулось около половины.

«Брали только самых настырных»

Дом, за который мы взялись — старый, бревенчатый. Мы решили его покрасить. Я попросил дизайнера сделать набросок, как это будет выглядеть, он согласился, хотя я понимаю, что каждая минута дизайнера, потраченная на нас, для него — незаработанные деньги. Эскиз мы показали архитектору Ирине Маковой, которая на тот момент работала в архитектурной компании Orchestra Design в Петербурге, согласовали цвета. Теперь предстояло очистить фасад под покраску. Одновременно с этим начались ковидные времена и стал вопрос, можем ли мы привлечь волонтеров. Мы отказались от этой идеи и брали только самых настырных. В основном, на площадке работали наши друзья, знакомые, родственники. В фестивале участвуют мой ребенок и жена. Наш проект был и остается камерным. Не знаю, что будет потом, но пока так. Мы трепетно относимся к репутации «Том Сойер Феста», поэтому в текущих условиях работаем предельно осторожно. К тому же, у нас пока нет человека, который мог бы курировать большое количество человек на площадке. Я один могу раздать задачи трем-четырем людям, которые приходят помогать. А когда их будет десятки, у нас и инструментов-то не хватит. Это уже совсем другой масштаб работ. Надо, наверное, поискать какого-нибудь прораба, поспрашивать совета, как это делается.

Не могу сказать, что собственники дома активно участвуют в проекте. С одной стороны, мне кажется, что им это интересно. Один из собственников, Сергей, время от времени нам помогает с задачами из разряда «принеси-подай». Думаю, на большее у него просто не хватает энергии. Другие тоже никогда не отказывают в каких-то просьбах, но сами инициативу не проявляют. Может быть, просто не хотят мешать. Но мне кажется, за время фестиваля они стали вести себя поактивнее. В этом году было что-то невероятное: один из жильцов подошел ко мне, в кои-то веки трезвый, как стеклышко, и спросил, нельзя ли дать ему краски, чтобы он покрасил задний фасад. Думаю: вот это эффект!

«Когда я весной пришел за старыми наличниками, оказалось, что их пустили на дрова»

Дом мы выбирали следующим образом: пошли в центр охраны памятников, взяли список объектов культурного наследия, нанесли на Google Maps, и стало понятно, с какими объектами мы сможем работать. Стали выбирать среди домов, которые не были отмечены на карте, встречаться с хозяевами. Где-то сталкивались с полным непониманием происходящего, где-то — с недоверием. А в этом доме мы практически сразу получили согласие. Сергей сказал: «Я не очень верю, что у вас что-то получится, но я не против, чтобы вы попробовали». Он взял бумажку, обошел остальных жильцов, и все согласились. Хотя изначально мы остановились на другом доме. Там бабушка согласилась, но потом приехали ее родственники и стали нас шантажировать, что если мы хотим работать на доме, мы должны поменять в нем окна. Неприятный момент. На этом мы сразу попрощались.

В работах мы стараемся полагаться на профессиональное мнение. Например, столяр сказал, что наличники нужно менять. Мы сказали: «Хорошо». Хотя он человек заинтересованный, может сказать, что вообще весь дом нужно переделывать. Тем не менее, приходится доверять людям. Понятно, что все заменить на новодел – неинтересно, и ненужно, и даже расточительно. Мы стремимся сохранить баланс между старым и новым, как в примере с наличниками. С ними произошла смешная история. Всего на фасаде было восемь наличников с декоративными элементами. Из этих восьми шесть мы решили заменить, а два – сохранить. Один был в очень хорошем состоянии, потому что висел на веранде. На второй мы хотели вернуть недостающие детали, сняв их с наличников, которые собирались менять. Демонтированные наличники мы сложили на зиму в закутках у жильцов. В доме всего пять квартир: в четырех люди проживают постоянно, а один собственник сдает квартиру в аренду. Зимой там поселились не самые благополучные люди, и когда я весной пришел за старыми наличниками, оказалось, что они пустили их на дрова. Это было и смешно, и страшно. План по спасению истории провалился.

Была еще такая ситуация: мы заключили договор со столяром, дали аванс, и в пределах этого аванса он сделал свою работу. В это время он получил большой заказ. И заказ его так сильно занял, что он перестал брать трубку. Всю зиму мы провели на телефоне и поняли, что остались без столяра. Пришлось искать нового. И нашли его в момент, на который пришелся пик цен на пиломатериалы. Это сильно сожрало наш бюджет. Так что пока не понятно, хватит ли у нас средств, чтобы осуществить все планы. Надеюсь, в этом году мы закончим. Если мы три года будем делать один дом, мне кажется, будем главными позорниками «Том Сойер Феста».

«Для того, чтобы устать от фестиваля, надо лет десять или пятнадцать»

Боюсь разочаровать коллег в других городах, но я не успеваю внимательно следить за их работой. Я восхищаюсь Самарой и Нижним Новгородом – там просто какая-то фабрика «Том Сойер Феста». Каждый раз, когда смотрю на чью-то работу, возникает желание поаплодировать и сказать: молодцы, скоро и мы что-то покажем. «Том Сойер Фест» — пестрый, и не везде проходит одинаково. Где-то на объекте трудится одна семья, а где-то – целая бригада.

Самым сложным было начать фестиваль, преодолеть опасения и страхи. А когда втягиваешься – милое дело. Когда окунаешься в процесс, понятно, что набьешь шишок, насовершаешь ошибок. Но если это не сделаем мы, то, пожалуй, никто другой даже думать об этом не будет. Поэтому, наверное, лучше так, чем никак. Мне не хотелось все бросить, даже когда я узнал, что наличники истопили. Думаю, для того, чтобы устать от фестиваля, надо лет десять или пятнадцать, когда уже состаришься, и не будет хватать энергии на подобные дела.

Я не хотел идти по пути выстраивания взаимоотношений с властью, но все решения мы принимаем вместе с Кирой, а она смотрит на любую возможность более лояльно. Она как-то сходила в администрацию, попыталась с ними поговорить, но это ничем не закончилось. Ну, не вышло – и не вышло. Я больше рассчитывал на частную инициативу, местных предпринимателей, а чиновники, крупные монополии, банки – это те, кто откажет в первую очередь. Эту гипотезу мы подтвердили на практике. Думаю, мы сделали верную ставку на местный бизнес.

Внутри меня есть опасение, что федеральным спонсорам покажется непосильной нагрузка, потому что количество городов растет. Но я надеюсь, что за счет дифференциации спонсоров мы эту проблему закроем. Я с благодарностью отношусь к людям, которые привлекли к участию в фестивале компании-партнеров на федеральном уровне. Это огромная помощь. Если бы мы еще собирали на инструменты и краски, это была бы целая эпопея.

Я не чувствую конкуренцию внутри сообщества «Том Сойер Феста». Я чувствую поддержку. Стоит задать вопрос, все сразу откликаются. Может быть, крупные города могут устраивать соревнование друг с другом, но я просто делаю и получаю кайф.

Текст: Алина Коленченко

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

←в раздел «Интервью»