«Если города фестиваля выстроить в шеренгу, мы будем с краешку»: «Том Сойер Фест» в Костроме

 11

«Том Сойер Фест» существует в Костроме четыре года. Координатор проекта Александр Семенихин называет результаты фестиваля скромными. Первый объект оказался не под силу небольшой команде. Со вторым, когда к фестивалю подключились федеральные партнеры, дело пошло быстрее, но работы еще предстоит завершить. Мы поговорили с Александром, как он запустил фестиваль в одиночку и продолжает делать проект, вдохновляясь единомышленниками из разных городов и своей дочкой.

«Хотелось сделать что-то не только для себя и своей семьи, а послужить обществу»

С Костромой меня связывает моя семья: я женился, и живу здесь уже восемь лет. Сам по себе городок небольшой, провинциальный, население здесь – 270 тысяч человек. Кострома – древний русский город, входит в Золотое Кольцо. Здесь много старинных зданий, объектов культурного наследия – в этом плане город очень богат. Все обычно едут в Суздаль, но я был в Суздале, и не понимаю, почему туда едет миллион туристов, а к нам — нет. Видимо, у нас не умеют их привлекать.

Деревянное зодчество в Костроме – уходящая натура, оно потихоньку погибает. Наличники снимаются, дома закрываются сайдингом. У основной массы населения нет понимания ценности такой архитектуры. Администрация города, к сожалению, занимает нейтральную позицию: средовую застройку, которую сохраняет «Том Сойер Фест», они тоже не считают чем-то сверхценным. За те восемь лет, что я здесь живу, в городе выросли однотипные каменные новостройки, а деревянные домики, которые являются лицом Костромы, постепенно уходят.

Когда я приехал в Кострому, мне было сорок лет. К тому моменту я уже самоутвердился, чего-то достиг: жил в Москве, у меня был свой бизнес. И у меня был запрос на общественно значимые дела: хотелось сделать что-то не только для себя и своей семьи, а послужить обществу – наверное, можно назвать это так. Любование городом и наблюдение за тем, как это все уничтожается, привело меня к мысли, что хорошо бы что-то сохранить. Я познакомился с активистами, которых в городе очень мало. Была мысль открыть музей наличников, которые мы сняли с «умерших» домов. Я все думал, как организовать движение по сохранению культурного наследия, деревяшек, наличников. И когда в 2017 году меня пригласили на Школу «Том Сойер Феста», я понял: что я выдумываю? На Школе я увидел много активных, заинтересованных людей и решил присоединиться.

«Если владелец здания не дает энергии, то фестиваль будет чахленьким»

К сожалению, удалось сделать очень мало. В самом начале я совершил стратегическую ошибку — взял большой объект. В тот момент у меня не было ни волонтеров, ни федеральных спонсоров, ни собственных ресурсов. Плюс, летом я веду разъездной образ жизни из-за специфики моего бизнеса. Организатор, который отсутствует в городе во время проведения фестиваля – неудачное сочетание со всем перечисленным. Но я все равно взялся, попросил друзей мне помочь. Но ресурсы были очень скромными. Я в городе неукоренен, у меня нет связей с администрацией, с общественностью. В общем, я такой «варяг».

Владелец выбранного здания был очень рад, что я пришел, но активную позицию не занимал, участия не принимал. Один из уроков, который я вынес: если владелец здания не дает энергии, то фестиваль будет чахленьким. Это я прочувствовал на себе. Два года я занимался этим объектом, после чего понял, что задача – непосильная. И мы сменили объект. Собственник вышел на нас сам, я предупредил его, что нужна активная поддержка, и ее нам оказали.

Новый объект визуально казался простым, но на деле работы оказалось много. Но я не жалею, что мы за него взялись. Когда собственник радеет и оказывает полное содействие, хочется работать. Здание принадлежит благотворительной организации, очень известной в нашем городе. Сюда весь город везет ненужные вещи, которые потом раздаются по всей Костромской области. Они помогают людям, а мы помогаем им восстановить дом. Сам по себе он – неказистый, не вызывает особенного эстетического восхищения. Его заложили на субботнике 1 мая сто лет назад. Но я считаю, мне повезло с сочетанием внутреннего наполнения дома и его исторической ценности. Если ты облагораживаешь здание, в котором живут не очень хорошие люди, вероятно, останется неприятный осадочек.

«Ощущаю себя аутсайдером на фоне лидеров семьи ʺТом Сойер Фестаʺ»

За четыре года мне удалось создать небольшой костяк, появились волонтеры, о фестивале потихонечку узнают. Когда у фестиваля появились федеральные спонсоры, стало намного проще. У меня есть частный спонсор, который помогает финансово – этих ресурсов хватает, чтобы кормить волонтеров, устраивать посиделки с чаем. Но я не доволен результатами: все движется очень медленно. Я ощущаю себя аутсайдером на фоне лидеров семьи «Том Сойер Феста». Но, с другой стороны, я говорю себе, что хотя бы что-то делаю на фоне полного безразличия. Жду, когда придут молодые, амбициозные, любящие старину ребята, которым я скажу: «Дерзайте! Я основу заложил». Да, у меня такое ощущение, что я заложил основу: есть люди, есть инструменты, есть какая-то история, есть группа в соцсети.

Недавно у нас в городе возродился ВООПИиК (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры. – Прим. авт.), где я – член президиума. У меня есть надежда, что благодаря ВООПИиК мы сможем вывести фестиваль на более широкий уровень, люди о нас узнают. Надеюсь, в этом году сезон пройдет живенько, в том числе благодаря корпоративным волонтерам от федеральных спонсоров.

В сообществе «Том Сойер Феста» я ни разу не слышал: «Саша, как же так!» Правда, на конференции городов был разговор о том, что мы уже давно делаем фестиваль, но ни один объект так и не завершили. Но это было в дружелюбном тоне. Я человек взрослый, отдаю себе отчет, что, действительно, четыре года прошло, и до сих пор ни один объект не сумел завершить. Я понимаю, что если города, где проходит фестиваль, выстроить в шеренгу, мы будем с краешку, среди тех, чей результат пока скромен.

«Команда – это ключевой момент»

Я начал фестиваль один. Мои друзья сказали: мы тебя поддержим, раз в неделю придем, но постоянно заниматься этим не готовы. Из-за того, что я часто отсутствую в городе, у меня физически не было времени заниматься привлечением волонтеров.

Перед запуском фестиваля я внимательно изучил методичку, она достаточно грамотно написана. Говорили, если собственник не дает энергии – не лезьте. Я полез. Говорили – не бери вначале большой объект. Я взял. Так случилось потому, что два месяца я искал объект, и везде мне отказывали. Прихожу к жителям, говорю: «Давайте мы ваш домик приведем в порядок». А они спрашивают: «В чем подвох, что хотите с этого поиметь?» «Да ничего, — говорю, — порадуюсь просто».

Тем, кто планирует запустить фестиваль, я бы посоветовал сначала собрать команду из двух-трех человек. Одному делать фестиваль очень тяжело, особенно в маленьком городе, в консервативной обстановке. Нужно найти единомышленников. Команда – это ключевой момент. Классно, что у фестиваля есть федеральные спонсоры. Тебе не нужно искать краску – тебе ее дают и говорят: иди, дорогой, крась. Лепота!

У меня были попытки наладить диалог с администрацией города. Они знают о фестивале, доброжелательно к нему относятся, но взаимодействия между нами не случается. Думаю, камень преткновения в том, что я просто не люблю взаимодействовать с чиновниками, и поэтому ничего у них прошу. Я даже не знаю, за чем к ним пойти, разве что, за информационной поддержкой.

«Что я сделал такого, за что меня, может быть, вспомнят или скажут спасибо?»

Я неоднократно задавался вопросом: «Саша, оно тебе надо?» Фестиваль – это серьезная нагрузка при нашей непростой жизни. Но я упорствую по той простой причине, что хочется сохранить наше культурное наследие, оставить что-то после себя. Когда думаешь о вечности, на ум приходит вопрос: что я сделал такого, за что меня, может быть, вспомнят или скажут спасибо? Я хотя бы попытался, скромно, посильно, что-то покрасил, что-то сохранил, потомки это увидят. Хочу, чтобы моя дочка видела не новодел, а старину, в которой жили наши предки. Мне хочется, чтобы она сызмальства это ценила. Вот это еще меня двигает – моя дочка. Ей сейчас пять лет.

Когда я два года назад приехал на конференцию «Том Сойер Феста», меня порадовало то, что среди координаторов было много молодежи до 35 лет. Я понял, что есть много людей, которым тема сохранения наследия интересна, и они готовы делать что-то безвозмездно. Когда сидишь один, возникает ощущение, что никому кроме тебя это не надо. А тут я вдруг понимаю: нет, надо. То, как развивается «Том Сойер Фест» в России, говорит о том, что в нашем обществе много активных людей. И это очень вдохновляет. Надеюсь, и меня участие в проекте как-то лучше. Верю в то, что однажды фестиваль выйдет на уровень, на котором он станет виден федеральным чиновникам, с ним начнут считаться, начнут изучать и применять его опыт. Надеюсь, именно благодаря нашему фестивалю у людей все-таки изменится отношение к наследию, и много чего будет спасено.

Текст: Алина Коленченко

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

←в раздел «Интервью»