«Можно не объединяться, но нужно дружить»: «Том Сойер Фест» в Санкт-Петербурге

 16

Санкт-Петербург – город, где то и дело появляются интересные инициативы, связанные с сохранением наследия. Маргарита Каурова решила, что среди них найдется место «Том Сойер Фесту». Дела пошли не совсем так, как задумывала Маргарита: фестиваль переместился из центра на окраину, а тесной интеграции с другими градозащитными сообществами не случилось. Но она уверена, что «Том Сойер Фест» в Петербурге будет расти, а команда – расширяться. Мы поговорили с ней об отношениях с другими петербургскими проектами, спасающими наследие, и о том, может ли в одном городе существовать несколько «Том Сойер Фестов».

Три попытки и дом на окраине

В Петербург я переехала из Тюмени, где проводила «Том Сойер Фест» в 2018 году. Я безумно скучала по фестивалю и думала, как можно перенести эту практику на Санкт-Петербург. Понимала, что это практически нереально, потому что здесь мало деревянных зданий, да и вообще зданий, восстановление которых по силам волонтерам.

Как-то меня пригласили на мероприятие в библиотеке рассказать об опыте тюменского фестиваля. После лекции ко мне подошли ребята, вместе мы стали думать, можно ли провести «Том Сойер Фест» в Петербурге. Решили, что можно, и стали искать объект. Нам постоянно предлагали взять особняк Бремме на Васильевском острове – мне кажется, это самое заметное деревянное здание Петербурга. Были сомнения, справится ли наш дебютный «Том Сойер Фест» с таким сложным объектом, за который, к тому же, постоянно борются девелоперы. Его могли начать сносить прямо в процессе работ. Поэтому мы отказались от этой идеи. Сейчас угроза сноса миновала, здание ожидает реставрации.

Расстроенные, что особняк нам не по силам, мы задумались, а сможем ли вообще найти в городе походящий дом? Стали поглядывать на другие элементы городской среды: двери, ворота. И тут нам пишут: «Есть интересный дом, приезжайте посмотреть». Дом оказался религиозным центром кришнаитов, которые его арендовали. Решили брать, связались с собственницей, она сказала, что не против фестиваля, если арендатор будет принимать участие. Мы провели субботник, расчистили территорию, вывезли три грузовика мусора.

Ключевая задача состояла в том, чтобы определить историческую ценность дома. Историю искали в архивах, спрашивали у подписчиков в соцсетях. Оказалось, что там проживал художник, у которого в доме была мастерская. Он занимался мозаикой, одну из его работ можно увидеть на станции метро «Владимирская» в Петербурге. На чердаке мы нашли его картины. Нас зацепила эта история, и наш объект мы назвали по имени художника — «дом Снопова».

Судьба художника оказалась трагичной и неоднозначной, обнаруженные нами факты произвели резонанс СМИ. Из-за этой шумихи хозяйка дома разозлилась. Сказала, что никакой огласки ей не нужно, она вообще-то хотела этот дом продать. Нам действительно начали кидать ссылки: «Смотрите, ваш дом выставлен на продажу, как так?» К тому моменту мы уже провели кое-какие работы, думали о том, как передать найденные картины в музей. И тут арендатор нам говорит: «Хозяйка против фестиваля, я ничего не могу поделать. Разговаривать с вами она не хочет». В итоге мы с грустью покинули дом и начали искать новый – уже третий по счету.

Как-то у нас спросили, почему мы уцепились за центр Петербурга. Ну нет тут деревянных домов! Езжайте в пригород, говорят. А там хоть какой домик бери, будет отлично. На одном мероприятии мы случайно познакомились с директором музея «Шалаш Ленина» в Сестрорецке, которая рассказала, что по соседству с музеем есть красивые деревянные домики. Предложила нам свою помощь в переговорах с жителями. В тот момент мы уже были в отчаянии, думали, что придется откладывать сезон. Поэтому быстро согласились. Приехали на место, пообщались с милыми бабулями, которые живут в деревянных домах и подкрашивают наличники в разные цвета. Но, на мой взгляд, в этих домах нет исторической ценности. Помочь бабулям – это здорово, но это уже не «Том Сойер Фест».

Последним мы увидели дом в нескольких метрах от музея – и он мне понравился. Историчности ему добавлял тот факт, что в нем жили потомки человека, который прятал здесь Ленина. Директор музея быстро договорилась с жителями, которые оказались всеми руками «за», и мы начали фестиваль.

«Проблемы у всех одинаковые»

Но тут случилась новая беда – от фестиваля отвалилась часть команды. Ребятам оказалось неудобно ездить из Петербурга в Сестрорецк, один из координаторов ушел в собственный проект, связанный с сохранением наследия. В итоге мы недоделали объект, закрыв сезон в октябрьские холода. В 2020 году все снова пошло не по плану. Мы боялись за здоровье жителей, откладывали работы и начали их только в августе. В этом году собираемся наконец-то завершить, оправдав безграничное доверие хозяев, которые заботятся о нас на площадке.

Мне кажется, фестиваль в Санкт-Петербурге похож на любой другой «Том Сойер Фест». У всех ведь одинаковые проблемы: нет людей, переживаешь, как завершить, сталкиваешь с разными мелкими заботами, например, как накормить волонтеров чем-то повкуснее печенек. Думаю, единственная особенность в том, что мы проводим фестиваль не в центре города, как большинство, а на окраине.

Нам не удалось вовлечь местных жителей в Сестрорецке. Думаю, потому, что у них нет привычки проводить время в самом Сестрорецке, участвовать здесь в каких-то активностях – для этого они ездят в Санкт-Петербург.

В отличие от маленьких городов или поселков, где «Том Сойер Фест» может стать единственным ярким событием, в Санкт-Петербурге фестиваль вынужден постоянно конкурировать с другими крутыми мероприятиями. Перед тем, как организовать что-то на площадке, я заглядывала в календарь и смотрела, нет ли в Петербурге чего-то, что может составить нам конкуренцию.

«Рядом с ними мы как дети»

В Санкт-Петербурге существует сильное градозащитное сообщество. Оно сосредоточено на решении острых проблем: сплотиться, когда что-то собираются сносить, спасти демонтированные двери. В поле зрения градозащитников попадают ситуации, где надо действовать прямо сейчас. А «Том Сойер Фест» — это не команда экстренного реагирования. Нас в Петербурге не воспринимали как профессионалов в области спасения исторического наследия. У нас нет за плечами супер-кейсов, ярких общественных компаний. В глазах общественности мы два года не можем доделать какой-то несчастный дом.

У меня была цель: объединить все разрозненные градозащитные ячейки на площадке «Том Сойер Феста». Но они общаются с нами отдаленно и не вписываются полноценно в эту историю. Они известные, медийные, с большой аудиторией, и даже зарабатывают деньги на своих проектах — рядом с ними мы как дети.

Думаю, моя ошибка состоит в том, что я не стала расширять костяк координаторов. Думала: завершим объект, а потом уже наберем новых людей в команду. Я видела запрос от людей, но дверь в команду координаторов у нас оставалась закрытой. Сейчас я хочу уплотнить команду, будет здорово, если к нам присоединится кто-то, кто связан с другим градозащитным сообществом. Так мы укрепим наши связи. Если команда вырастет, думаю, сможем взяться за большой объект.

Тома Сойера много не бывает

Я твердо уверена, что в Петербурге хватает людей, желающих заняться тем же, чем занимается фестиваль. Думаю, в больших городах возможно существование нескольких команд «Том Сойер Феста». Каждый делает свой объект под общим брендом. В Петербурге, например, многим просто неудобно ехать на фестиваль на юге, если они живут на севере. Я тратила два часа на дорогу – но так будет делать не каждый. Главное, чтобы между командами не было конфликтов.

В Петербурге у нас есть тезки – «День Тома Сойера». Ребята красят различные объекты городской среды, например, детские площадки. Нас вначале путали. Не знаю, кто появился раньше. Кажется, почему бы нам не интегрироваться, не объединить усилия? Тем более, нам помогают одни и те же партнеры. Но проекты развиваются параллельно. Я не воспринимаю это, как конкуренцию. Главное, чтобы что-то делалось. Возможно, действительно не стоит слишком сильно объединяться. Но нужно дружить!

Текст: Алина Коленченко

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

 

 

←в раздел «Интервью»