«Отлично закрыл собой забор из профлиста»: арт-объекты фестиваля в разных городах

 9

Вслед за восстановленными зданиями, на улицах городов продолжают появляться арт-объекты «Том Сойер Феста». Масштабные и заметные только внимательному взгляду, работы профессиональных художников и те, в создании которых мог принять участие любой, арт-объекты насыщают среду новыми смыслами, привлекают внимание к наследию и просто становятся яркими точками на городских картах стрит-арта. О том, как создается фестивальное искусство, нам рассказали авторы арт-объектов в Богатом, Тюмени, Ульяновске и Клинцах.

Адиля Юнусова, графический дизайнер

В селе Богатом я выросла и жила до окончания школы. Сейчас я учусь на графического дизайнера и люблю принимать участие в интересных проектах. Создание арт-объекта стало моим первым опытом участия в «Том Сойер Фесте». Я наткнулась на объявление, где разыскивался художник, который поможет расписать часть окон здания мельничной конторы в селе. По задумке на другой части окон планировалось поместить текст, который будет содержать историческую информацию. Меня привлекло это объявление, в голове родились идеи, сюжеты, и я откликнулась.

Моей задумкой было оживить прошлое, показать связь между ним и настоящим. Изображения в окнах отражают мельничную жизнь. Рисунки символичны. С одной стороны изображены камыши, но с другой это клавиши фортепиано. Это отсылка к тому, что природа живая, создает свою музыку. Изображено мельничное колесо, но одновременно это садящееся солнце. Изображен пейзаж, но волны превращаются в птиц, летящих вдаль — символ мира. В создании арт-объекта мне помогали волонтеры во главе с координатором «Том Сойер Феста» Максимом Утенковым.

Здание мельничной конторы находится в одном из самых живописных мест Богатого. Туда часто ходит народ, порыбачить, погулять, сфотографироваться. Местные жители отреагировали на арт-объект по-разному: кто-то восхищается обновленным зданием, а кто-то не понимает, зачем это все.

Владимир Кисарев, архитектор, координатор «Том Сойер Феста» в Тюмени

Я учусь на архитектора. В один из семестров я изучал керамику, и вместе с моим замечательным преподавателем, Ольгой Анатольевной, нам захотелось развить тему изразцов и показать ее людям. В Тюмени память о производстве подобных вещей сохранилась только на бумаге. На средства от партнера фестиваля мы закупили глину. Я наткнулся на карту дореволюционной Тюмени, и концепцией арт-объекта стало отражение каждого квартала старого города в виде отдельной плиточки. Как и в других городах, здесь, в Тюмени, разных кварталах селились разные сословия горожан. Если в квартале нет видимого памятника тому или иному сословию, мы подбирали другие отсылки, например, крестьянский узор или татарскую роспись. Сейчас мы завершаем финальный этап изготовления создания нашей керамической карты.

Большая часть плиток была сделана людьми, которые до этого никогда не держали в руках глину. Это настоящие изразцы, изготовленные по аутентичной технологии. Как и в фестивале, в создании арт-объекта мог поучаствовать кто угодно: прийти и лепить изразцы под руководством профессионала – Ольги Анатольевны. Мы старались привлечь к людей, которые ищут себя, свое хобби: мам в декрете, пенсионеров, школьников. Раньше я, как и многие, думал, что новому поколению не интересно копаться в старом. Но могу всех заверить в обратном: среди волонтеров фестиваля и тех, кто приходит на наши образовательные программы, очень много школьников. Когда узнаю, что кто-то из них ехал семь километров на велосипеде ради того, чтобы поучаствовать, то понимаю, что все не зря.

Сначала мы хотели выставить наш арт-объект в городе. Но поняли, что делать антивандальную защиту, непробиваемое стекло, и согласовывать это все с городскими департаментами, ответственными за фасады, очень тяжело. Но в музеях нашей карте делать нечего, потому что, на мой взгляд, тюменские музеи мертвы. На смену им приходят общественные пространства. Поэтому мы решили поместить его в одно из самых проходных и популярных мест в городе – в мультицентр «Контора пароходства». Там люди смогут увидеть и оценить наши труды.

Анастасия Патрина, художник-иллюстратор, модельер

Я занимаюсь книжной иллюстрацией. Несколько лет назад принимала участие в оформлении городской среды: нужно было создать иллюстрации к сказкам, и одна из иллюстраций послужила эскизом уже к масштабному арту «Том Сойер Феста» в Ульяновске. На фестиваль меня позвала подруга. Помимо создания арт-объекта, я немного принимала участие и в реставрации дома, и в поиске спонсоров. Проект отличный, держится на полном энтузиазме, но результат того стоит.

Сам рисунок выбрали жители дома из нескольких предложенных, им понравилась сказка. Когда пришло время рисовать, был уже конец сезона — 1 октября. У меня было всего пять дней до резких холодов и дождей. Рисовала картинку быстро, с утра до вечера. Мне помогала подруга: замешивала краски, что-то закрашивала. Она совсем не художник, но ее помощь очень пригодилась, иначе бы я не успела. Мы, конечно, сильно привлекали внимание, когда рисовали. Люди спрашивали, интересовались. Когда дом красили, реставрировали, многие тоже интересовались, но картина, яркая и радостная, притягивала внимание людей еще сильнее. Насколько я знаю, теперь многие любят этот дом, называют его «дом с лебедями». По-моему, получило неплохо. Хотелось чего-то доброго, не создавать арт с серьезным подтекстом, а просто украсить улицу. Детям очень нравится картина.

Уличное искусство в Ульяновске пока не развито, но мы пытаемся работать в этом направлении. В этом году планируем взять новый дом, и у нас уже есть идея арта. Что-то из славянской мифологии, но пока не буду раскрывать идею.

Ольга Молявко, художник, координатор «Том Сойер Феста» в Клинцах

В первом сезоне, на грандиозном открытии фестиваля, мы решили сделать арт-объект, чтобы потом разместить его недалеко от дома, который собирались восстановить. Мы взяли древплиту и разметили ее под лоскутное одеяло. Задумка заключалась в том, что каждый из гостей открытия должен был раскрасить отдельный кусочек. Мы вовлеки в это дело всех, кто пришел на мероприятие, и в итоге все вылилось в неконтролируемый творческий процесс. Этот порыв закончился тем, что люди стали писать там свои теги и ссылки на аккаунты в инстаграме. Понятное дело, в таком виде мы не могли вывесить получившееся «одеяло» на улицу. Но доводить это произведение до ума уже не было сил, поэтому наш арт-объект год пролежал в гараже, перейдя вместе с нами во второй сезон. В дождливые дни или когда хотелось немного расслабиться, мы более четко и вдумчиво перекрашивали сегменты нашего лоскутного одеяла вместе с волонтерами. В итоге получился коллективный арт-объект, который отлично закрыл собой забор из профлиста рядом со вторым объектом фестиваля. Мы покрыли его лаком, мне кажется, получилось здорово. А главное, он выдержан в цветовой гамме восстановленного дома, и отлично с ним сочетается.

В целом, стрит-арт в Клинцах начинается и заканчивается тегами и словом из трех букв. Им никто серьезно не занимается. Наш второй арт-объект я тоже не могу отнести к стрит-арту – он слишком маленький, не монументальный. Возле дома, который мы восстанавливали, стояла маленькая ржавая будка – электрический щиток. Изначально мы ее даже не замечали. Но когда ближе к завершению фестиваля дом стал похож на сказочный терем, захотелось поселить в нем какого-то сказочного персонажа, который будет его охранять. Тут я обратила внимание на будку и поняла, что нужно нанести на нее какую-нибудь сказочную птицу или рыбу, в цвет дома. Я в своем творчество очень часто обращаюсь к народным мотивам, к русской мифологии и культуре, у меня уже есть сложившиеся образы – например, птицы-Сирины. Генерить новых персонажей времени не было, и я просто нарисовала очередную птицу. Помогала мне Полина — младшая сестра второго координатора, Алины. Получилось так хорошо, что в новом сезоне мы планируем расписать еще несколько подобных будок.

Текст: Алина Коленченко

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

←в раздел «Интервью»