«Почувствовать себя важными и нужными»:«Том Сойер Фест» в Тюмени

 9

«Том Сойер Фест» в Тюмени не стесняется привлекать бюджетные средства, везет фестиваль в другие города, а среди волонтеров здесь можно встретить студентов из Китая. Как и в каждом городе, фестиваль здесь не только празднует победы, но и преодолевает трудности. Координатор Владимир Кисарев признается, что ему пришлось справляться с выгоранием и научиться не читать комментарии в интернете. За плечами фестиваля — три восстановленных дома, и команда проекта не планирует на этом останавливаться. Мы поговорили с Владимиром о технологиях «Том Сойер Феста» в Тюмени, и почему социальная миссия фестиваля важнее обновленных фасадов.

«Тюмень – это подросток, который еще не понял, чего он хочет»

Я – не коренной тюменец, приехал в город учиться на архитектора из маленького северного моногорода. Там нет деревянной архитектуры, поэтому деревянные дома в Тюмени казались мне большой диковинкой и напоминали о моем раннем детстве, когда я жил в частном доме в одной из стран СНГ. Было больно смотреть, в каком состоянии они находятся. Как-то в интернете я увидел информацию о «Том Сойер Фесте», и на следующий день уже писал Андрею Кочеткову, чтобы запустить фестиваль.

Когда я говорю про какой-нибудь крупный город, в голове сразу возникает его образ, какая-то привязка. Но, к сожалению, Тюмень я не могу с чем-то связать, хотя живу здесь уже пять лет. Этот город для меня до сих пор загадка. Я ассоциирую Тюмень с Москвой, как бы странно это не звучало. Это город, где есть деньги и богатые предприятия, но он не стремится помнить свою историю. Тюмень пытается избавиться от своего немного обидного прозвища: «Тюмень – столица деревень». Если ее гуманизировать, то это был бы подросток, который еще не понял, чего он хочет, и украшает себя огромным количеством яркой одежды. Гуляя по Тюмени, можно увидеть, как надо делать, и как не надо.

Хочется, чтобы Тюмень начала заботиться о своем наследии. К сожалению, в городе мало профессиональных реставраторов и людей, которые радеют за сохранение исторической среды. Появляются примеры зданий, отреставрированных под коммерческие объекты. В них приятно входить, это совершенно новый уровень отношения к исторической застройке. Но таких примеров нещадно мало. Надеюсь, ситуация выправится, и Тюмень поймет, кто она.

Новые крыши и вовлеченные собственники

Фестиваль в Тюмени отличается своей камерностью. Волонтеры приходят на объект и кайфуют от уютного двора, где можно отдохнуть от шума большого города. Я вижу, что другие города стараются выбирать объекты на центральных улицах. Но в Тюмени такой возможности нет. Поэтому, думаю, если замерить шум, наш фестиваль будет самым тихим во всей стране.

В каждом сезоне мы стараемся путешествовать в соседние города, где проходит фестиваль: Екатеринбург, Курган. Наши волонтеры стараются там помогать. Считаю, что путешествовать по городам «Том Сойер Феста» — это очень здорово. К нам тоже приезжают координаторы из других городов, просто на экскурсию.

У нас есть «дочерний» «Том Сойер Фест» в Ембаево. Он уникален тем, что вместе с нами там работают люди, которых обычно не застать с лопатой в руках. Я говорю об администрации села, которая участвует в фестивале, конечно же, на добровольной основе, просто потому, что они ценят наследие и чтят свои традиции. Оставив всю политику за калиткой, они вместе с нами копают и веселятся. (Подробнее о фестивале в Ембаево можно прочитать здесь).

На фестивале мы стараемся не только приводить в порядок фасад, но и менять крышу. Лично для меня это большой успех. Мы не соперничаем с другими городами, скорее, это можно назвать спортивным интересом. В рамках «Том Сойер Феста» хочется привлекать как можно больше бюджетных средств – ведь так они пойдут на благое дело. Хорошая крыша на хорошем доме – это намного лучше, чем бесполезная лавочка или некрасивая урна. Поэтому мы всегда участвуем в грантовых конкурсах. Даже если нам не удается получить финансовую поддержку, всегда приятно слышать, как люди, сидящие в жюри, нас хвалят.

Помимо восстановленных объектов, в рамках фестиваля мы провели масштабную образовательную кампанию. С помощью грантов мы запустили Школу юного реставратора «Бережок». Нашей целью было подогреть интерес к старым ремеслам. Вместе с профессионалами мы проводили экскурсии и мастер-классы по деревянной резьбе, столярному делу, керамическим изразцам, домовой росписи и кузнечному мастерству.

Большая радость, что собственники домов были вовлечены в фестиваль. Нашим первым объектом стал дом, где живет семья в пятом или шестом поколении. Вокруг него уже стоят элитные многоэтажки, но я знаю, что хозяева никогда просто так не отдадут свой дом, потому что он для них очень важен. Вся семья работала вместе с нами. Волонтеры до сих пор вспоминают дружелюбность хозяйки Натальи, благодаря ей с площадки никто не уходил голодным. Хозяин второго объекта тоже принимал участие в фестивале, в том числе денежно: дал 16 тысяч, чтобы мы вырезали деревянный декор. В третьем сезоне хозяйка, дама в годах, тоже участвовала, помогала ставить чайник. Чай — это очень важная традиция «Том Сойер Феста».

«Четко умеем различать, где барак, а где наследие»

Самое тяжелое для меня при проведении фестиваля — это выгорание. В первый год, когда в сентябре мы заканчивали работы и у меня начиналась учеба, я думал: «Вот бы вообще ничего не делать». Большая эмоциональная нагрузка все портит, особенно к концу сезона. Мы никогда не успевали сделать все в срок, опаздывали. Были моменты, когда на почве усталости в команде возникали конфликты. Каждый сезон не хватало мужской помощи. Большинство волонтеров у нас — девушки, а я не супер бодибилдер. Были трудности с грантами. Нам приходилось их возвращать, когда не получалось отчитываться. Это вызвано тем, что мы не умели делегировать обязанности, а пытались решать вопросы всей гурьбой.

Все остальные трудности — банальные, как и в других городах. Например, соседи, которые завидуют и портят настроение волонтерам. Кто-то постоянно грозится написать на меня заявление в полицию, что я на бюджетные деньги делаю дома нехорошим людям. Главный совет всем, кто делает фестиваль: никогда не читайте что комментарии в интернете, что на городских порталах. Там обязательно начнется кошмар. Не все люди понимают идею фестиваля и думают, что мы какие-то ретрограды, что нам интересны бараки. Но мы четко умеем различать, где барак, а где наследие. Это непонимание доходит до самого верха, до департаментов. Когда мы пришли в департамент охраны памятников, рассказали, что и зачем мы делаем, услышали очень странный ответ: «Мы ничем не можем помочь, но можем загрузить вас работой». Нам предложили поехать в село, где живет 70 человек, чтобы выкосить траву на памятнике декабристам. Но в целом, больших проблем у «Том Сойер Феста» в Тюмени не было.

Кузница кадров

Если бы в 18 лет мне сказали, что я когда-нибудь буду городским активистом, я бы не поверил. А теперь, являясь частью потрясающей команды «Том Сойер Феста» в Тюмени, ощущаю себя чем-то важным и чем-то нужным. Сейчас я заканчиваю обучение и планирую продолжить его в другом городе. Поэтому оставляю «Том Сойер Фест» в Тюмени – им будут заниматься Марсель Фаттахов и Мария Рыжик. А я, скорее всего, начну координировать фестиваль в новом месте.

Тюмень называют кузницей управленческих кадров. Это касается и нашего фестиваля. Наш бывший координатор Маргарита Каурова привезла «Том Сойер Фест» в Петербург. Это отличный пример того, что инициатива может идти из регионов. Вообще, это большая радость, что наш проект появился не на модных улицах Москвы. «Том Сойер Фест» — редкий случай, когда инициатива идет снизу. (Подробнее о фестивале в Санкт-Петербурге можно прочитать здесь).

До начала ограничений, связанных с коронавирусом, у моего института была договоренность об обмене студентами с институтом в городе Дацин на северо-востоке Китая. Китайские студенты приходили к нам на объект. Для них это редкая возможность увидеть, как жители сами, без какого-то надзора свыше, делают что-то для горожан. А еще им выпал уникальный шанс повозить щетками по старой краске — их было не оторвать.

Социальный след фестиваля

Недавно я смотрел лекцию об архитектуре, которая осталась в наследие от Третьего рейха. Она не может ассоциироваться ни с чем хорошим. Но она прошла, как говорят на Западе, процесс гуманизации, и сейчас у нее совсем другое настроение и другая функция. Восстанавливая дома, мы в первую очередь делаем это для горожан. Нам важно, чтобы дом выглядел хорошо. А то, что происходит внутри, остается на совести хозяев. Это не наше дело.

Нас могут обвинять в фасадничестве. Мы занимаемся объектами, которые, к сожалению, могут когда-нибудь сгореть, которые могут снести, что уже случалось в истории «Том Сойер Феста». Но мы делаем это для горожан, для волонтеров, чтобы они понимали, что они — главные в городе. В перспективе фестиваль может оставить большой социальный след. Будет здорово, если из «Том Сойер Феста» родится другой проект, который, например, будет заниматься «панельками», чистить их от чего-нибудь, воспитывать хороший вкус в ЖКХ-арте.

В нашем деле дома — не самое главное. Если посмотреть, сколько всего нужно отреставрировать и спасти, то «Том Сойер Фест» покажется каплей даже не в море — в океане. Зато какой общественный резонанс, какая отличная возможность для людей почувствовать себя важными и нужными. И это самое главное, а не то, что мы восстанавливаем фасады.

Текст: Алина Коленченко

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

←в раздел «Интервью»