«Самое сложное – довести фестиваль до конца»: «Том Сойер Фест» в Ростове-на-Дону

 10

«Том Сойер Фест» в Ростове-на-Дону был одним из первых фестивалей, кто взялся за восстановление кирпичного дома – до этого в других городах волонтеры приводили в порядок, в основном, деревянные здания. Спустя два года, команда фестиваля снова выбрала непривычный для «Том Сойер Феста» объект: прямо сейчас волонтеры под руководством опытного мастера реставрируют советскую мозаичную скульптуру «Рыбка и волна». Мы поговорили с Ларисой Двойных, координатором ростовского фестиваля, о выборе объектов, командной работе и моментах, когда хотелось все бросить.

«Здесь есть, на что посмотреть, и чем вдохновиться»

Ростов-на-Дону – не мой родной город, но он мне очень дорог: здесь все мои друзья, мое окружение. Идея провести «Том Сойер Фест» пришла мне, когда я жила в Петербурге, при этом мне захотелось сделать фестиваль именно в Ростове. Это было одной из причин, почему я вернулась и живу здесь уже несколько лет. Ростов – интересный город, здесь очень высокий процент исторической застройки, которая каким-то чудом сохранилась. По сохранности исторической застройки Ростов стоит в одном ряду с Самарой и Петербургом – в процентном соотношении к территории города. Здесь есть, на что посмотреть, и чем вдохновиться.

Мы успели отреставрировать один кирпичный дом. До этого «Том Сойер Фест» работал, в основном, с деревом. Поскольку в Ростове нет деревянного зодчества, мы работали с кирпичом. Ростовский кирпич – это наша достопримечательность. Здесь было много кирпичных заводов, и много купцов, которые могли позволить себе строительство кирпичных зданий. Поэтому, дореволюционная застройка здесь, в основном, кирпичная. Дом, который мы выбрали, оказался с богатой историей – в нем когда-то жила первая леди Израиля. Мы общались с еврейской общиной, с синагогой – они были нашими хорошими партнерами.

Мы очистили дом от нескольких слоев краски, делали это разными способами. Заменили пять окон на фасаде, отреставрировали разные детали. Я считаю, результат хороший. Это было в 2019 году, а в 2020 был ковид, и мы ничего не делали. Сейчас у нас новый объект.

Вначале у нас были конфликты с собственниками. Изначально они воспринимали нас как каких-то шулеров, но позже влились в тему фестиваля, и когда мы показывали им клейма на кирпичах, говорили: «Ничего себе! Это наш дом!» Было приятно.

Рядом с нашим объектом есть дореволюционное здание, которое сейчас используется в коммерческих целях. Когда мы проводили фестиваль, там располагалось похоронное бюро. Они затеяли ремонт и стали интересоваться у нас, в какой цвет покрасить здание, какие вывески повесить. То, что хотели, они, естественно, было просто ужасно. В конце концов, они прислушались к нам, и когда в один из дней мы пришли на фестиваль, то увидели, что у здания рядом красиво оштукатуренный и покрашенный фасад, висят нормальные вывески. Мы так обрадовались! Теперь угол улицы, где стоит наш объект, выглядит очень красиво.

«Мы были первопроходцами фестиваля по кирпичной кладке»

Особенность нашего фестиваля в том, что вся команда – это архитекторы. И значительная часть людей, которые к нам приходят – архитекторы по образованию. За архитектуру у ростовчан очень болит.

Команда фестиваля строилась не с нуля. У нас в городе есть несколько общественных движений, в том числе «Мой фасад». Они уже давно занимаются тем, что стараются сохранить маленькие городские артефакты. Это сообщество краеведов-любителей, которые изучают город. Там есть и мои друзья. Когда я предложила им сделать «Том Сойер Фест», они сказали: конечно, давай сделаем. Кроме этого, сообщество архитекторов в Ростове очень тесное, и многим хотелось приложить руку к сохранению архитектуры. Так из группы людей выросла команда, и мы очень круто сработались. Все дошли до сегодняшнего дня, никто не отвалился, никто не разочаровался. Это очень приятно.

Мы были первопроходцами фестиваля по кирпичной кладке. Когда мы начали этим заниматься, поняли, что ни у кого из других городов опыта особо нет: все работают с деревом, а о реставрации кирпича не знает практически никто. Нам приходилось самим, опытным путем, консультируясь с реставраторами, экспериментируя, прощупывать эту технологию практически с нуля. Но мы не пожалели.

Поначалу бывало, что про нас писали гадости, как и везде. Люди не верили, сомневались. Но в долгосрочной перспективе отклик был очень хороший. На презентацию второго сезона к нам пришло огромное количество людей – в три раза больше, чем на презентацию первого. Конечно же, это очень приятно.

Мы общались с представителями власти, пытались их вовлекать, информировали о том, что происходит. Но какого-то значительного сотрудничества у нас не получилось, потому что, видимо, нам это было не очень нужно. Мы в хорошем контакте с чиновниками, они помогают нам в решении некоторых организационных вопросов, но это разовые мероприятия.

«Пусть не кирпич, но вещь значимая»

Когда мы закончили восстанавливать дом, и думали о следующем объекте, я шла по городу и обратила внимание на мозаичную скульптуру «Рыбка и волна». Я и раньше замечала ее, но она была грязная, запущенная, люди проходили и думали: что за ерунда тут стоит? А тут я подумала: интересная вещь. Когда мы начали искать информацию об объекте, узнали, что это знаменитая ростовская скульптура авторства Снесарева, художника-монументалиста, который делал и другие мозаики в городе, и вообще был известным мозаичистом. Так как за скульптурой никто не ухаживал, она пришла в запустение. Когда мы узнали, какой она была, послушали отзывы людей (оказалось, у многих ростовчан есть детские фотографии с этой скульптурой), то подумали, что было бы здорово ее отмыть и отреставрировать. Пусть не кирпич, но, тем не менее, значимая вещь, с которой у ростовчан связаны теплые воспоминания из детства.

Мозаика – дело не простое, поэтому мы сразу наши профессионала-мозаичиста. С нами работает Марина Яблонская, которая занимается мозаикой большую часть своей жизни. Работы на фестивале не идут без ее участия, она все контролирует. Мы также работаем с фондом «Внимание», который присылал к нам реставратора-мозаичиста – он нас консультировал. В общем, мы не идем вслепую, а общаемся с людьми, которые знают и понимают в этом деле. При этом сама работа, в принципе, не требует супер-навыков. Когда мозаичист объяснит тебе процесс реставрации, под его присмотром ты спокойно работаешь. Все идет хорошо.

«Каждое незавершенное дело превращается в полную пытку»

Самое сложное – это довести фестиваль до конца. Поначалу у тебя много энергии, бьет адреналин, все классно, здорово, люди приходят, все получается. А со временем ты устаешь, того запала и энергии уже нет, и каждое незавершенное дело превращается в полную пытку. Думаю, я не первая из координаторов, кто об этом говорит. Просто выгораешь, и все – сложно закончить работы. Мотивация упала, деньги закончились, началась жизнь. Фестиваль спасла командная работа. Когда я сказала: все, я умираю, ребята помогали, кто чем мог.

Конечно же, были моменты, когда хотелось все бросить, особенно, под конец сезона. Когда было мало обратной связи, или когда подходили прохожие и говорили: «Что вы тут ворочаетесь, кому это надо? Проще же снести», у меня возникали мысли: «Зачем я это делаю? Все это зря…» И так каждый человек вбивал гвоздь. Сейчас, спустя год, я понимаю, что это, конечно же, было нужно – мне, всей команде, всем, кто к нам приходил, всем, кто о нас писал.

Когда я была на съезде координаторов в Самаре и познакомилась с огромным количеством людей, которые делают фестивали в своих городах, это было так классно, такой заряд, такой обмен опытом! Я счастлива, что «Том Сойер Фест» — это всероссийская история, а не местечковая. Это огромное сообщество, в котором происходит обмен знаниями, энергией и силами, которое помогает думать, что ты не один. Это очень мощная поддержка.

Я очень рада, что со мной это случилось. Фестиваль подарил мне супер-команду, супер-друзей, новый опыт, который я прочувствовала собственными руками. Позитивных моментов гораздо больше, чем негативных.

Мне бы хотелось, чтобы фестиваль оставался таким, каким он есть сейчас. Это волонтерская история, основанная на своих ощущения, на чувствах, на небезразличии к тому, что происходит. Классно, если бы это продолжалось и дальше с такими посылами – в этом вся ценность. Конечно, чем больше городов – тем лучше. Каждому городу по «Том Сойеру»!

Текст: Алина Коленченко

Фото: Роман Неведров

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

 

←в раздел «Интервью»