«Сидя на третьем ярусе лесов, понять, что у тебя забрали лестницу…» — Волонтеры делятся впечатлениями о фестивале

 2

Почему людям нравится восстанавливать старые дома? Мы много говорили о смыслах фестиваля с его координаторами, а в этот раз решили расспросить об этом его участников. Волонтеры из разных городов рассказали нам, как они видят миссию фестиваля, зачем приходят на площадку «Том Сойер Феста», и что уносят с собой.

Дарья Скапкарева, Екатеринбург

В Екатеринбурге родились и выросли как минимум пять поколений моей семьи. А возможно, и больше, но достоверные архивные данные пока удалось найти только о прапрадедушке и прапрабабушке. Прапрадед еще до революции выкупил часть дома с флигелем по адресу Клары Цеткин, дом 13, рядом с Вознесенской церковью. Этот дом был построен в XIX веке, и представлял собой типичную для того времени постройку — каменный цоколь, деревянный второй этаж. В этом доме выросли три поколения моей семьи, его застала моя мама в детстве. К сожалению, сейчас этот дом снесен, как и многие другие исторические дома в нашем городе.

Многие, кто на продолжительное время уезжал из Екатеринбурга, отмечают, как стремительно он меняется. Привычный ландшафт города даже десятилетней давности совсем не похож на то, что есть сейчас. Перемены не всегда к лучшему и не всегда к худшему, они просто есть и будут, с этим ничего не поделаешь. Но город как живой организм меняется и обновляется. При этом, как и любому живому организму, ему нужно не только постоянное обновление, но и сохранение своей истории, наследия, исторической памяти. В человеческой ДНК сохраняются остатки древних вирусов, которыми мы болели, организмов, которыми мы когда-то были, истории, которую мы прожили как биологический вид. Так же и в организме города сохраняются разные части того, чем город был в прошлом. Из этого вырастает будущее.

В этом отношении Екатеринбург представляет собой настоящую карту истории: Центр, Плотинка, Литературный квартал, Вознесенская горка — старые кварталы города, сохранившие в себе тени XVIII и XIX веков, широкие улицы и проспекты, каменные особняки — свидетелей расцвета города как промышленной столицы, дома советского времени, целые районы, улицы и кварталы — наглядное пособие для изучения истории появления и упадка Советского Союза. Сквозь все это прорастают современные здания, то тут, то там, меняя историческую среду.

Мой Екатеринбург начинается как раз возле того места, где когда-то стоял дом, где родился и вырос мой дедушка, на улице Клары Цеткин, сразу за Вознесенской церковью. Эта церковь — одно из самых старых зданий в городе, сейчас — Храм Вознесения Господня. Строительство было начато еще в XVIII веке, при этом сама церковь сохранила во многом свой исторический облик, несмотря на масштабные изменения города вокруг. Лично меня всегда поражало, особенно, когда я ещё до школы ходила в студию танцев в здание по соседству, как удивительно она сливается с местом. Как будто естественное, нерукотворное продолжение вершины холма, на котором она стоит. Не могу назвать себя религиозным человеком, но сила места здесь ощущается кожей. Дедушка рассказывал, как он с друзьями ещё мальчишкой пробирался в заколоченную колокольню, и как их оттуда выгонял сторож музея, который находился там в советское время. Вообще удивительно, как сохранилась эта колокольня!

От Клары Цеткин я спускаюсь по улице Тургенева. Здесь я ходила на мучительные бальные танцы в здание Сельхозакадемии. Единственное, чем меня могли заманить туда, это на обратном пути зайти в магазинчик с журналами и газетами на Тургенева 4. Через дорогу — типография «Уральский рабочий», поэтому все самое свежее, только из печати, именно в этом магазине. Типография появилась в 1930 году, но сейчас медленно угасает, к моему большому сожалению. Лучше всего я помню журнал, из которого можно было вырезать и собирать детали домашнего театра, и, конечно, раз в месяц журнал «Урал», где печатались самые лучшие уральские авторы. Это в детстве, ещё до школы. Сейчас на месте магазина студенческое кафе, ведь теперь вряд ли кого-то заманишь журналами на танцы.

Если пройти еще чуть дальше — перенесусь в свои студенческие годы, потому что слева — здание Уральского государственного университета, главный учебный корпус. Здание, уникальное внутри и снаружи, с монументальными колоннами, высоченными потолками, тяжёлыми дверьми на входе и мраморной лестницей, на которой стоит бюст Горького. Ходила легенда, что если допрыгнуть до носа Горького, то сдашь сессию на отлично, но на моей памяти ни одного смельчака на нашлось — до носа метра четыре. Само здание строилось как министерство сельского хозяйства, но потом стройка была остановлена, а через несколько лет его передали университету. Отсюда такая помпезность в архитектуре.

Само здание должно было стать частью ансамбля большой площади в центре города, символизирующей новую жизнь для советского человека: университет — доступное образование для всех, оперный театр напротив и типография на углу — культура и информация, также доступные всем, а не только элите, дальше слева — дом промышленности как монумент труду советского рабочего. Кстати, в огромном здании дома промышленности планировался первый советский небоскреб с площадкой для дирижаблей, но к сожалению не сложилось — началась война, и на масштабную стройку денег не осталось. Ещё дальше — здание клуба строителей, которое позже превратилось в Свердловскую киностудию, гостиница Исеть для гостей города, городок чекистов как элитное по временам тридцатых и сороковых годов жильё и дом офицеров в честь военных. В проекте настоящая архитектура — urbi et orbi. Но сейчас, к сожалению, этот проект считывается только в очертаниях улиц на карте, а из горожан о нем мало кто знает.

С улицы Тургенева сворачиваем на Ленина, а у здания киностудии — на улицу Луначарского. Там, в глубине квартала, моя школа, построенная над речкой, пущенной в трубах под землей. Так менялся город в шестидесятые и семидесятые — город рос, строились новые дома и районы. Именно с тех пор в городе постепенно стали исчезать деревянные дома.

В центре города деревянная историческая застройка сохранилась фрагментарно, дома оказались раскиданными среди многоэтажек разного времени. Наверное, в этом и есть суть города, как единого организма, хотя Екатеринбург, конечно, более хаотичен — все перемешано и не всегда можно понять, где старое, где новое. Но корни все равно лежат в старине, которой остается все меньше. Именно эта, моя личная история, привела меня к знакомству с организаторами «Том Сойер фест» в Екатеринбурге три года назад. Для меня важно помочь сохранить то немногое, что осталось от старого города, и, конечно, не дать повторить судьбу того дома на Клары Цеткин.

Вместе с фестивалем мы в 2019 году восстановили чудесный дом на улице Чернышевского. Этот дом — кусочек старого, дореволюционного Екатеринбурга, во дворе дома даже на мгновение теряешься: какой сейчас год? Сам дом до фестиваля был неприметным, но с удивительно хорошо сохранившимися декоративными элементами, наличниками, карнизами. Конечно, работа над домом была для всех испытанием в определенном смысле. Красить угол карниза с лестницы, прогнувшись, с кисточкой на длинной палке, ночью на узких лесах в темноте чистить брёвна, сидя на третьем ярусе лесов в одиннадцать часов вечера понять, что у тебя забрали лестницу… Я не могу сказать, что что-то из этого омрачает впечатление от финальной работы. Когда ты понимаешь, что дом готов, и видишь, что из серого неприметного домика он превратился в настоящий резной пряник, смотришь на результаты работы — это ощущение сложно с чем-то сравнить.

Такая работа, долгая, непростая во всех смыслах, имеет для меня главную ценность и смысл – показать всем старый дом таким красивым, каким его видишь ты. Даже если для этого нужно в темноте таскать лестницу и бежать с утра в выходной, чтобы провести пять часов со шлифмашинкой в руках.

К сожалению, если с физической работой можно справиться, думая о результате, то для меня сложнее всего пройти все этапы бюрократических барьеров, прежде чем можно начинать работу. В этом году мы столкнулись как раз с тем, что в городе нет отлаженного взаимодействия между административным управлением города и волонтёрами. Для нас это настоящая непроторенная тропа, мы прокладываем ее только сейчас. Я и мои единомышленники будем продолжать делать то, что делаем, потому что по-другому нельзя. Это вызов для всех, и это сложно. Поэтому мой главный совет, кто хочет присоединиться к фестивалю или начать его в своём городе: делайте, но не думайте, что будет легко. Будет сложно, будет хотеться все бросить, будет бесить отношение муниципальных структур, будут люди, которые будут подходить и спрашивать, зачем вы ремонтируете эту халупу, его все равно снесут. Вы все сможете, если будете помнить о цели — сохранить историю живой для тех, кто придёт после.

Юлия Бегма, Омск

Я родилась в Омске и живу здесь всю жизнь. Два-три раза в год я куда-то выезжаю, смотрю на другие города, примеряю, будет ли мне в них комфортно, и понимаю, что комфортнее всего мне дома: я здесь знаю каждую улочку, здесь живут мои друзья, мне нравится местный климат. Омск со временем изменился, здесь стало больше современных домов, но мне по душе старые дома со своей изюминкой, со своей историей. Я люблю деревянные дома, и в каком бы городе я ни была, меня всегда тянет к старым домам, у которых есть своя душа, и в которые вложена частичка души тех, кто их строил. Меня восхищает, что все эти детальки были созданы с минимальным набором инструментов. Виньетки в узорах, наличники – все выполнены вручную.

В Омске осталось не так много домов, которые сохранились с XVIII-XIX веков. Приехавшего сюда путешественника я бы провела его по историческим местам: улице Ленина (бывшему Любинскому проспекту), где остались дома XIX – начала XX веков. Обязательно провела бы по набережной – она сейчас благоустроена, здесь появились дорожки, места для отдыха, а омскую крепость, с которой начинался город, отреставрировали. Еще недалеко от города у нас остались реликтовые сосновые боры – не посаженные человеком, а выросшие в дикой природе сосны на берегах Иртыша – их тоже стоит увидеть.

О фестивале я узнала из соцсетей. До этого я бывала на экскурсиях со Святославом (координатор «Том Сойер Феста» в Омске. – Прим.авт.) по омской крепости. В 2018 году я собиралась прийти на фест, но так и не собралась. А на следующий год решила, что больше тянуть нельзя. Списалась с участниками, уточнила адрес, приехала и попала на самые грязные работы, когда мы убирали следы бывшего пожара на доме, который мы восстанавливали. Были все в саже, но очень довольные.

Я обожаю увлеченных людей, которые горят идеей, и заражают ей всей вокруг. Когда ты работаешь на площадке, грязный, уставший, в неудобной позе отскабливаешь старую краску, и видишь людей, которые вместе с тобой усердно пытаются навести красоту – это дорогого стоит. Это незабываемая атмосфера.

Конечно, хотелось бы, чтобы больше людей воодушевилось идеей фестиваля. Потому что деревянные дома в Омске разрушаются, среди них много уникальных — в своей отделке, украшениях. Я была в Томске, там деревянное зодчество потихонечку восстанавливают – хочется, чтобы так было и у нас. Ведь важно сохранить дух эпохи, когда люди строили дома своими руками от начала и до конца.

На мой взгляд, миссия «Том Сойер Феста» — не только в нашем городе, но и в других, это объединять под своим крылом неравнодушных людей, чтобы восстанавливать красоту, которая сейчас, к сожалению, увядает и умирает. Очень хочется, чтобы фестиваль в Омске не прекращал своего существования, ведь в городе еще много объектов, которые требуют реставрации. И наша посильная помощь, думаю, будет всегда кстати. Конечно, мы не сможем своими усилиями непрофессионалов восстановить все, но внесем свой маленький вклад. Ведь не хочется жить в бетонных и стеклянных джунглях, хочется быть ближе к истории и к природе. Бывало, я иду по улице, вижу дом конца XIX века, и думаю: сколько людей он пережил, и по-прежнему стоит. Привести его в порядок, и он еще столько же простоит, и это не только красиво — это наша история.

Денис Парфенов, Бузулук

Как бы банально это ни звучало, но с родным городом меня связывают его архитектура, уютные улочки, деревянные дома с великолепным декором, которые не найдешь ни в одном другом городе страны. Ну и, конечно же, родные и близкие мне люди. На мой взгляд, Бузулук в 2021 году — это город, который понемногу начал сдвигаться с мертвой точки. Жители стали более разумно относиться к городу, в котором живут. Благодаря малому бизнесу появились очень классные общественные пространства (кафе и рестораны), которые могут с легкостью посоревноваться с областным центром. За последние три года предпринимателями отреставрировано четыре исторических здания. Для нашего небольшого городка с населением чуть больше 80 тысяч, это неплохой успех. Человеку, который впервые приехал в наш город, с удовольствием показал бы старую часть с его бесконечными деталями и домами, которые были отреставрированы в рамках фестиваля «Том Сойер Феста».

О фестивале я узнал, наткнувшись на группу «Том Сойер Фест – вдохнем цвет Бузулуку» Вконтакте. В одном из постов увидел, что наш координатор Аня приглашает всех желающих на экскурсию по центру города. На нее в итоге пришло всего четыре человека. После экскурсии я связался с Аней, рассказал ей о том, что хочу поучаствовать в фестивале и поработать на одном из домиков. С этого момента все и началось. Из всех ярких моментов фестиваля мне особенно запомнилось открытие третьего сезона, на котором был уличный концерт и угощали разными вкусняшками.

Меня разочаровало отсутствие волонтеров, но надеюсь, что в ближайшем будущем ребят будет только больше. Моментов, когда мне хотелось бросить фестиваль, не было. И уверен, что не будет. Я сильно горжусь нашим координатором Аней. Она очень активна и профессиональна в том, что делает. За короткий период времени, фестиваль дал мне очень большой опыт в сфере строительства и реставрации. Я стал уделять больше внимания культуре и искусству своей страны. По-другому стал смотреть на вещи, которые раньше, возможно, не замечал.

По моему мнению, миссия «Том Сойер Феста» в Бузулуке заключается в развитии туристического потенциала и идентичности города. Уже сейчас люди стали больше обращать внимание на дома, туристы из разных городов и стран положительно отзываются о городе в разных блогах. «Том Сойер Фест» нужен не только Бузулуку, но и другим городам России, которые богаты своей историей и архитектурой.

Текст: Алина Коленченко

Фото: Александр Кацун

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

 

←в раздел «Интервью»