Сменить сайдинг на обращение к истории: «Том Сойер Фест» в Кимрах

 2

Город Кимры в Тверской области знаменит деревянным модерном. Интерес к кимрскому наследию подогревает «Том Сойер Фест»: в этом году команда фестиваля заканчивает восстановление третьего дома и понемногу приводит в порядок еще один, который спасли от сноса. Координатор Алексей Молчанов планирует сделать его резиденцией «Том Сойер Феста» и превратить в городской очаг культуры. Мы поговорили с ним о превращении расселенного дома в штаб фестиваля, а еще расспросили, как удержать волонтеров и научить собственников самостоятельно заботиться о домах.

«Стандартная история»

Кимры — мой родной город, я здесь вырос. После окончания школы мне пришлось уехать из него в Москву ради учебы и работы. Кимры — довольно красивый город. Он известен своим нэповским модерном — не царским, не дореволюционным, а именно времен НЭПа.

В 2018 году мы со вторым организатором, Аленой Крутовой, решили вступить в ряды «Том Сойер Феста». О фестивале я узнал давно, когда он еще только начинался. Я тогда написал ребятам из Самары, и они мне объяснили, что нужно все делать самому, никто не приедет на помощь. А я думал, что они выезжают десантом и помогают инициативным группам в других городах.

Дом выбирали целый месяц: нам отказывали, говорили, что мы шарлатаны, собираемся «отжать» дом. Думаю, это стандартная история. Когда дом все-таки выбрали, Алена сделала проект, который мы понесли на согласование в администрацию. Там мы узнали, что дом является памятником. Так вышло из-за путаницы с адресами: в паспорте у жителей он один, а в реестре памятников — другой. К сожалению, пришлось отказаться от этого объекта. Хозяева расстроились, но ничего не поделаешь. В срочном порядке мы выбрали другой дом. Сначала его жильцы отнеслись к нам настороженно, но потом поверили.

За все время фестиваля мы успели полностью закончить два объекта: дом Потапенко и дом Блинова. Третий домик мы восстанавливаем уже два года. Он каменный, а не деревянный, и такой мы еще не делали. Его хозяин — уважаемый в городе человек, акушер-гинеколог на пенсии. Он сам предложил нам взять его дом в качестве объекта фестиваля, и с радостью принял волонтеров. Надеюсь, в этом году мы закончим работы.

Дом Туполева

Недавно администрация города передала нам дом под резиденцию «Том Сойер Феста». Контакты с администрацией мы налаживали на протяжении всего существования нашего движения. Мы действовали по инструкции из пособия «Том Сойер Феста», которое написал Андрей Кочетков. Он рекомендовал обсуждать все вопросы с администрацией. Хотя в некоторых случаях этого не требовалось, мы старались проходить все процедуры согласований. В администрации нам не отказывали, но и не помогали. Самое главное, что не мешали. Мы старались не конфликтовать, и все складывалось удачно.

На протяжении всего фестиваля мы отстаивали от сноса дом Туполева (Андрей Николаевич Туполев — выдающийся советский ученый и авиаконструктор. — Прим.авт.), который нам передали под резиденцию. Это был первый дом, куда мы постучались, когда выбирали объект. Тогда к нам вышла хозяйка и сказала, что дом расселили под снос. Мы решили его спасать: пытались связываться с администрацией, писали посты, предавали информацию огласке. Я обращался за помощью в ВООПИиК (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры. — Прим.авт.), чтобы этот дом включили в перечень памятников. Но доказательств, что в этом доме находился Туполев, было недостаточно. Ситуация обострилась в 2018 году, когда отмечалось 130-летие со дня рождения Туполева. В городе прошли крупные празднования и мероприятия. И вот администрация объявляет, что дом, вроде как, хотят снести, потому что он ветхий. Разразился скандал, проблемой заинтересовался губернатор. От дома отстали. В соцсетях и интервью я неоднократно говорил о том, что этот дом надо сохранить, но не так, чтобы он просто стоял и разрушался. Надо, чтобы в нем была жизнь. Для этого можно, например, передать его нам. К тому моменту уже были подобные примеры в других городах, когда дом передавали под штаб «Том Сойер Феста». В беседах с администрацией я акцентировал на этом внимание. Потом администрация сменилась, и новая глава города пошла нам навстречу. Но чтобы получить дом, нам было необходимо юридическое лицо. Этим юридическим лицом выступил «Фонд развития малых исторических городов». Его директор Юрий Юрьевич Щегольков согласился нам помочь, и дом нам передали. Сейчас мы проводим в нем субботники, а основательно займемся им в следующем году.

«Люди — наше все»

Те, кто побывал на фестивалях в других городах, признавались, что у нас очень теплая и уютная атмосфера, мы хорошо работаем с волонтерами. Я всегда стараюсь отдаваться фестивалю сполна и что-то придумывать для волонтеров, в этом мне помогает сестра. Например, на закрытии первого сезона мы придумали индивидуальную номинацию для каждого волонтера, и всех наградили. Люди остались довольны и до сих пор вспоминают. В соцсетях я стараюсь рассказывать обо всех участниках фестиваля, отмечать их вклад. Люди — наше все.

Поначалу нас было 11 человек, двое ребят приезжали из Москвы специально ради фестиваля. Среди наших спонсоров — местная гостиница и ресторан, поэтому волонтерам из других городов всегда есть, где остановиться и пообедать. С каждым годом к нам присоединяются новые люди, но и небольшой команды, какая была вначале, вполне достаточно. Сейчас из активных координаторов я один, и 30 человек на площадке просто не потяну. Иногда я прошу волонтеров приходить посменно, чтобы каждому нашлось занятие. Я запомнил слова Андрея Кочеткова: если человек пришел на фестиваль, и ему не находится дела и координатор не уделяет ему внимания, он больше никогда не придет. А нам важно, чтобы люди приходили, общались, работа продвигалась. Поэтому я стараюсь заранее продумывать план работ. В будни я работаю в Музее архитектуры [им. А.В. Щусева] в Москве, а на выходных провожу фестиваль в Кимрах. Так что времени подумать, что кому поручить, хватает. Я стараюсь каждому давать ту работу, которая ему приятна, и которая у него получается. Кто-то хорошо очищает двери от старой краски, кто-то хорошо шпаклюет, кто-то — красит. Благодаря такому подходу люди к нам идут, а основной костяк фестиваля не распадается. Еще я стараюсь организовывать для волонтеров культурную программу, возить их на экскурсии. Такие поездки скрепляют команду. В общем, с людьми я активно занимаюсь.

Многие координаторы говорят о выгорании. Но я на него не жалуюсь. Возможно, дело в нашем графике. Мы работаем только по выходным, и выгорать не успеваешь. Усталость появляется, когда делаешь дом, а рядом похожий дом горит. Или когда кто-то демонстративно уничтожает наследие. Как-то я пытался наладить контакт с собственником исторического дома, чтобы он его не перестраивал. А он перестроил его нам на зло. Это неприятно. Но поддержка волонтеров помогает справляться с такими ситуациями.

Инструкция для хозяев

Когда дом прекрасный, но у нем живут люди, мягко говоря, неблагополучные, наша работа пропадет зря. К сожалению, это так. Кто-то пытается доказывать обратное, но люди играют роль. Ведь на фестивале в любом случае придется выстраивать отношения с жильцами. Нам уже три года везет с хозяевами. Важно, чтобы дом был в собственности у одной семьи. Когда два собственника — это кошмар. Когда три — это вообще ужас. Потому что кто-то из них хочет фестиваль, а кто-то не хочет. Когда люди не понимают ценность здания, смысла продолжать работу нет.

После ремонта мы всегда даем хозяевам инструкцию, как ухаживать за домом, как поддерживать тот вид, к которому мы его привели. Как говорит Катя Овчаренко, координировавшая фестиваль в Самаре, домики надо отпускать, нянчится с ними постоянно ты не будешь. Поэтому, важно рассказать хозяевам, как сделать так, чтобы наша работа не пропала зря.

Большой дом и большие планы

Задача фестиваля в Кимрах — это просвещение людей. Благодаря «Том Сойер Фесту» люди начали приглядываться, задумываться о том, что они делают, зачем они сносят или зашивают сайдингом тот или иной дом. Они увидели, что можно делать по-другому. Люди приходят к нам за советом, я стараюсь им рассказывать, как можно минимальными средствами отремонтировать фасад, не испортив его. Бизнес, который владеет культурным наследием, тоже у меня консультируется. Всех можно обучить. Сам факт того, что люди обращаются — это уже показатель. Основной задачей я вижу запустить процесс, когда люди сами начнут восстанавливать свои дома, без помощи «Том Сойер Феста», и чтобы этот процесс превратился в массовое явление. То есть, чтобы массовое зашивание сайдингом сменилось массовым обращением к истории, к сложным формам, а не к упрощенным.

Я думаю, «Том Сойер Фест» в Кимрах перерастет в нечто большее, чем просто волонтерское движение. У меня много планов на дом, который нам передали. Хочу открыть там музей, дом волонтера — в городе еще нет такого места. Хочу создать здесь в культурный очаг, сделать обучающий центр и мастерскую, превратить дом в независимую площадку, где можно собраться, обсудить острые городские вопросы, провести конференцию. Дом большой, места хватит. Главное, чтобы эти разговоры не остались просто разговорами. Ремонтировать дома мы, наверное, продолжим, а консультировать других продолжим точно.

Текст: Алина Коленченко

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

←в раздел «Истории»