«Том Сойер Фест» отвечает на вопросы подписчиков

 353

Изначально мы планировали дать ответы на вопросы подписчиков в видеоформате. Но потом оказалось, что, порой, они требуют достаточно большого количества ссылок. Поэтому отвечаем на вопросы буквами с гиперссылками.

- Чем может помочь фестиваль городу?

— Нужно понимать, что “Том Сойер Фест” — это не мероприятие, которое присылает в город волонтёров и материалы извне. Эффекты фестиваля зависят от конкретной команды в каждом городе фестиваля или селе, которая берёт на себя организацию “Том Сойер Феста”. От того насколько она будет большая, компетентная, целеустремлённая и зависят эффекты фестиваля. Сообщество “Том Сойер Феста” из разных городов готово помогать местной команде консультациями, поиском ресурсов и волонтёров, продвижением, но не будет делать фестиваль за городское сообщество.

Для первичного ознакомления с технологиями “Том Сойер Феста” мы написали две небольшие книги, сняли лекции, которые можно посмотреть на нашем YouTube канале. Кроме того, у координаторов с родины фестиваля Самары и других городов можно получить консультации по вашим конкретным городским проблемам. Мы готовы помогать всем, кто работает под флагом “Том Сойер Феста” и придерживается основных ценностей фестиваля.

- Как поучаствовать в “Том Сойер Фесте”?

— Для того, чтобы стать волонтёром нужно следить за обновлениями в группе фестиваля в конкретном интересующем вас городе или селе. Наиболее последний и точный список таковых находится в описании группы “Том Сойер Фест — Россия” “ВКонтакте”. Там по мере появления публикуются графики работ, которые ведутся на объектах фестиваля. Вы можете присоединиться к ним в любое удобное для вас время. Можно даже просто прийти и посмотреть. Обычно работы ведутся все летние месяцы и часть осени.

Кроме того, вы можете помочь командам из разных городов деньгами. Сейчас ведутся сборы в Тюмени, Клинцах (Брянская область), Астрахани, Чите и Кургане.

- Будут ли работы в этом году?

— Как и весь остальной мир в этом году наш фестиваль попал в зону турбулентности. Тем не менее, команды “Том Сойер Феста” в десятках городов полностью готовы к запуску фестиваля. Всё идёт к тому, что старт работ на домах произойдёт во второй половине лета. Как только ситуация позволит нам безболезненно созывать волонтёров, мы это сделаем. Всё-таки “Том Сойер Фест” — это не концерт на стадионе. В нём единомоментно участвуют от нескольких до нескольких десятков человек. Поэтому надеемся, что это даст нам возможность работать с исторической средой уже этим летом. Тем более, что маски и перчатки на фестивале мы носили с самого его запуска в 2015 году, когда это ещё не стало мэйнстримом.

- Зачем красить дома, если сама фактура старого дерева очень живописна?

— Нам тоже очень нравится фактура старого дерева и эстетика руин. Но, увы, она мало совместима с сохранением оригинальных деревянных деталей доступными волонтёрами методами в условиях ограниченного бюджета. Дерево со временем разрушается под воздействием влаги, солнечных лучей и пыли, которая действует на него как абразив. Поэтому для более продолжительной жизни деревянных деталей (особенно тонких элементов резьбы) их нужно красить, чтобы краска выступала защитным слоем от воздействия внешней среды.

Кроме того, в XIX-начале XX веков (времени, к которому относится большинство зданий, с которыми мы работаем) деревянные здания было принято красить. И не делалось это обычно только в случае, если у владельцев не хватало на это средств. Многие исторические дома, стоящие сейчас непокрашенными на самом деле изначально были совершенно не такими, но просто об их внешнем виде никто не заботился десятилетиями, поэтому красочный слой практически полностью был уничтожен временем.

Можете подробнее об этом почитать, например, краткий гайд от «Том Сойер Фест — Бузулук».

- Почему вы берёте для фестиваля целые дома, когда рядом столько руин, которые нужно срочно спасать?

— Мы трезво оцениваем свои возможности. В среднем команда фестиваля в городе имеет материалов для производства работ, исчисляемое десятками или сотнями тысяч. Плюс ко всему не любая работа может выполняться волонтёрами. Высотные работы для них попросту опасны. А ряд инженерных работ требует специальной подготовки. Далеко не всегда профессионалы готовы помогать “Том Сойер Фесту” бесплатно, поэтому при их привлечении фестиваль несёт дополнительные затраты. Поэтому для работ мы выбираем объекты, которым мы действительно можем помочь в их сохранности. Даже аккуратная очистка и покраска элементов деревянной резьбы или установка элементов водоотведения может продлить его жизнь на десятилетия. Поэтому мы решаем вопросы не только эстетические, но и вполне практические.

Кроме того, “Том Сойер Фест” — это не только история про ремонт самого дома. Это и фестиваль про изменение отношения собственников зданий и городского сообщества к ним. И, порой, эта деятельность даёт очень впечатляющие плоды. У руинированных зданий часто вообще нет собственников, поэтому ремонт без сценария и перспектив их дальнейшего использования — это совсем другая деятельность.

- Назовите примеры городов, в которых движение наших волонтеров, изменило подход властей от разрушения старого фонда на сохранение исторической среды/исторической застройки?

— Сфера сохранения наследия в России находится в критическом состоянии. Не существует “волшебного тумблера”, включив который можно одномоментно изменить ситуацию. И, соответственно, “Том Сойер Фест” таким “волшебным тумблером” тоже не является. Тем не менее, появление активного сообщества фестиваля в городе помогает как властям, так и обычным горожанам посмотреть на ценность и способы сохранения наследия под новым углом.

“Том Сойер Фест” показывает, что нельзя говорить о том, что историческая среда никому не нужна и неинтересна, когда люди готовы бесплатно тратить своё время на аккуратный ремонт зданий. “Том Сойер Фест” — это просто ещё одна сила, ещё одно сообщество, которое вместе с другими может вывести диалог об исторической среде в городе на новый уровень. Тут всё зависит как от действий каждой конкретной команды, так и от настроения и отношения региональных чиновников к проблемам сохранения исторической среды.

Кроме того, вот ответы на другие частозадаваемые вопросы…

- Причём тут Том Сойер?

Самая известная в мировой культуре история про покраску деревянной поверхности была описана Марком Твеном в 1876 году. Этот образ понятен очень разным участникам фестиваля.

Самым возрастным добровольцем “Том Сойер Феста” была 82-летняя Нурания-апа Биктимирова из Казани, которой, к сожалению, не стало в 2017 году. Ещё будучи школьницей она играла Тома Сойера в постановке на английском языке. Ни ей, ни финнскому актёру, звезде фильма “Особенности национальной охоты” Вилле Хаапасало не нужно было объяснять как связана покраска деревянных домов с именем Тома Сойера.

Уже в ходе работ стали всплывать интересные параллели между произведением Марка Твена и “Том Сойер Фестом”. Первые дома в Самаре, которые восстанавливались силами фестиваля, были построены приблизительно в те же годы, когда вышла книга американского писателя. А по Волге в это время ходил пароход самарского пароходного общества “Миссури” (штат, в котором находился вымышленный город, в котором жил Том Сойер) с названием “Миссисипи” (река, на котором стояла придуманная писателем родина героя). Кстати, вымышленному городу Марк Твен дал название Санкт-Петербург.

В городе с таким же названием родился через шесть лет после выхода первой книги о Томе Сойере Корней Чуковский, сделавший самый известный её перевод в 1929 году. Между СССР и США тогда даже не были установлены дипломатические отношения. А лучшая отечественная экранизация книги была сделана режиссёром Станиславом Говорухиным во время Холодной войны в 1981 году.

Нам очень нравится, что наш фестиваль носит имя Тома Сойера, прицепившееся к нему с лёгкой руки самарского математика Андрея Чернова. Во-первых, его название ограждает участников “Том Сойер Феста” от людей, не способных отделять классику мировой культуры от текущих геополитических обострений и медийной горячки вокруг них.

Во-вторых, название несёт в себе дух ребячества и авантюризма. А с теми, кого это отталкивает на пороге, всё равно чудес не случится. Они в них не верят. А, значит, и не получат.

Часто в соцсетях как альтернативу Тому Сойеру предлагают Тимура и его команду (фильм, про которых, кстати, снимали в 1940 году в том же городе, где был придуман фестиваль). Нам же кажется, что из отечественных произведений лучшая аналогия происходящего описана в сказке “Репка”. Которая показывает важность объединения сил для решения проблемы и ценность даже, казалось бы, несущественной поддержки.

- Что за слово “фест”? Оно не русское.

— Это сокращение от слова «фестиваль». Явление, которое в нашей стране повсеместно случается и имеет именно это название уже больше восьмидесяти лет. Слово изначально происходит из латыни, но теперь оно такое же наше как, например, «реставратор».

На самом деле в названии есть другая проблема с русским языком. Это сложное слово. Поэтому по правилам оно должно было бы писаться «Том-Сойер-Фест». Но в таком виде оно становится похоже на “Ростов-на-Дону” или “Франкфурт-на-Майне”. Также возможен вариант слитного написания с выделением заглавными буквами смысловых основ — “ТомСойерФест” (как, например, “Октоберфест”).

К сожалению, на это упущение филологи указали нам только через несколько лет после запуска фестиваля, когда про него вышли уже тысячи статей и новостей. И что-то менять уже было поздно. Отметим, что указали на это они очень вежливо. В отличие от десятков критиков, ищущих скверну в слове “фест”.

Да и, в конце концов, Даниил Хармс учил нас: “На замечание: “Вы написали с ошибкой” ответствуй: “Так всегда выглядит в моем написании””.

- Почему “Том Сойер Фест” — это фестиваль? Вы же работаете, а не поёте и танцуете.

— Потому что это праздник. Потому что забота о городе и его истории — это вообще-то приятно и интересно. Это не только скорбный труд подрядных организаций, выигравших торги, но и вдохновляющее занятие для горожан.

Как и на любом другом фестивале люди здесь знакомятся (в том числе, и жители разных городов и стран, находящиеся на одной волне). Завязывается настоящая дружба, появляются семьи. Общий интерес, ценности, совместное дело и его видимый результат сближают.

На нашем фестивале “выступают” дома и их жители. Но это история про сотворчество. Здесь нет разделения на звёзд и публику. Все мы — его участники.

Важно понимать, что содействующие “Том Сойер Фесту” добровольцы — свободные люди, которые никому ничего не должны. Кроме организаторов, которые берут на себя обязательства довести дело до конца. Все же остальные могут участвовать в фестивале хоть пять минут, хоть пять лет подряд. Могут вообще ни разу не появится на площадке, но помочь другим способом — умениями, ресурсами, контактами.

Рабочий график фестиваля — это не для обязательства находиться на нём от звонка до звонка. Это как время работы магазина, бара или музея. Время, в которое ты можешь, а не должен участвовать…

- Ремонт фасадов — это не реставрация. Зачем это вообще нужно?

— Во-первых, ремонт фасадов — это один из видов реставрационных работ. Об этом, например, можно прочитать в учебнике по реставрации для вузов. Если у здания нет сложных конструктивных повреждений, которые могут привести к его скорому разрушению, то такие работы проводятся, в том числе, и реставраторами.

На нынешнем этапе “Том Сойер Фест” не имеет возможности заниматься полноценной реставрацией зданий в силу многих причин. Как в виду ограниченности ресурсов и компетенций, так и в силу того, что здания, с которыми работает фестиваль в подавляющем большинстве случаев являются жилыми. Процесс же полной реставрации требует как минимум отселения их обитателей.

Во-вторых, ценность и красота многих исторических зданий скрыта от обывателей их крайне неухоженным состоянием. Как показала практика фестиваля в разных городах, многие люди попросту не замечали домов, на которых проходил “Том Сойер Фест” до начала работ. Есть и ряд случаев, когда после того, как здания покидали волонтёры, они становились настоящими городскими достопримечательностями и объектами экскурсионного показа.

В-третьих, ремонт фасадов силами добровольцев — это один из методов диалога о ценности исторической среды России. Фотографии красивых обновлённых зданий пользуются популярностью в Интернете, а сами дома обращают на себя внимание простых прохожих. Мы считаем, что крайне важно вывести диалог об этом за пределы узкого круга профессионалов и энтузиастов. Без роста понимания ценности исторических зданий в самых разных слоях общества сохранить их будет невозможно.

В-четвёртых, даже простая расчистка повреждённых слоёв дерева и их покраска способствует сохранению оригинальных деревянных деталей здания, в неухоженном виде подвергающихся деструктивному воздействию влаги. К тому же, в рамках фестиваля при возможности восстанавливаются кровли и системы водоотведения. Что также позволяет зданиям сохраниться дольше без капитальных вмешательств и улучшает комфортность проживания в них. Все эти действия помогают зданиям дожить в приличном виде до момента, когда, мы надеемся, с ними можно будет провести более серьёзные работы по их реставрации или реконструкции.

- Почему этим занимаетесь вы, когда проблема должна решаться государством?

— Несомненно, государство должно участвовать в процессах сохранения и восстановления исторической среды. И сейчас как степень его участия, так и качество принимаемых в этой сфере решений не соответствует современным потребностям.

Но на это требуются гигантские ресурсы. По данным 2016 года в целом на всю культуру в консолидированном бюджете страны приходился всего 1 % расходов. Из этого 1 % только 8 % пошло на ремонтно-реставрационные работы на объектах культурного наследия. Но даже если увеличить финансирование сферы в десять или даже сто раз, проблемы это не решит. В стране 140 тысяч объектов культурного наследия.

При этом даже в таких богатых странах мира как США, Франция, Великобритания, Германия не хватает государственных ресурсов на сохранение культурного наследия. Здесь есть сложные общественные и частно-государственные структуры, которые обеспечивают финансирование сохранения и реставрации исторических объектов за счёт бизнеса и общества. Существуют эти структуры в разных формах — это фонды, трасты, волонтёрские движения. Россия пока делает только первые шаги в этой области. Но без привлечения общественных ресурсов процесс сохранения наследия не представляется возможным даже по чисто экономическим соображениям.

Восстановление же исторической среды (как зданий, так и деталей), не относящееся к официальным объектам культурного наследия (с которыми, прежде всего, и работает “Том Сойер Фест”) — ещё более сложный вопрос. По нормативам историческое здание, не имеющее охранного статуса, может ремонтироваться такими же методами как и панельное жильё 1970-1980-х. Это на деле зачастую приводит к полной утрате ценности постройки из-за полного уничтожения или обезображивания в процессе такого ремонта множества деталей фасада (который может производить как, например, Фонд капремонта, так и сам собственник). Здание теряет оригинальные элементы (например, двери и наличники) и аутентичный внешний вид, а для ремонта используются дешёвые материалы, не позволяющие после вернуть дому первоначальный вид. В результате этих действий, по сути, здание теряет всякую ценность для среды города, зачастую просто превращаясь из изюминки в обыкновенный барак.

Один из самых ярких примеров (просим прощения за каламбур) подобного подхода — массовая покраска в серый цвет исторических деревянных зданий в центре Уфы к саммитам БРИКС и ШОС 2015 года. Участникам уфимского “Том Сойер Феста” пришлось немало попотеть для того, чтобы удалить спустя несколько лет эту серую краску и вернуть зданию оригинальный цвет. Если бы этого массового и “экстренного” ремонта не произошло, то работа волонтёров проходила бы значительно легче.

Обычно в России массовые работы с историческими фасадами происходят как раз в рамках подготовки к подобным мегасобытиям. Олимпиада, Чемпионат мира по футболу, Универсиады, саммиты и крупные юбилеи — это те условия, в которых в больших городах массово выделяются средства на приведение исторических центров в приличный вид. И тут очень часто множество исторических зданий сильно страдает из-за нехватки времени на работы и недостатка профессионалов в этой области.

В идеальном мире такая деятельность должна вестись не как штурмовщина, а на постоянной основе. Профессионалы в этой области должны выращиваться планомерно, а знания об эффективных и бережных технологиях работ распространяться в доступной форме как для подрядных организаций, так и для собственников и обитателей этого жилья. “Том Сойер Фест” также работает над этой проблемой.

Как показал опыт фестиваля в разных городах, качество работ замотивированных любовью к историческому наследию волонтёров с помощью профессионалов может значительно превосходить по качеству результат действий строительных бригад, работающих за деньги в жёстких временных условиях.

По сути дела, во многих случаях для исторических зданий России фестиваль — это один из немногих шансов, чтобы с ними в процессе ремонтных работ обошлись действительно деликатно. Как того требует само качество тонкой хрупкой городской ткани исторической среды.

Кроме того, “Том Сойер Фест” — это не только ремонт фасадов. Это постоянное взаимодействие как с жителями исторических домов, на которых ведутся работы, так и с горожанами вообще. Передача им технологий работ, наглядная демонстрация того, что деликатное обращение при приведении исторической фактуры в порядок не требует сверхусилий, а также огромного количества средств.

Фестиваль развивает культуру сопричастности судьбе культурного наследия страны, предлагая простые и понятные форматы личного соучастия. Такой эффект невозможно достигнуть при простом ремонте фасадов строителями.

- Почему этого не делают собственники зданий?

Многие люди стали заложниками того, что оказались (по собственному желанию) в ходе приватизации собственниками жилья в исторических зданиях. И по факту у большинства из них попросту нет средств, чтобы содержать хоть в каком-то приемлемом и пригодном для жизни виде свою собственность (а по закону это должны делать именно они).

То же жильё, которое не было приватизировано, должен содержать муниципалитет. Но у нас городские бюджеты скудны (за очень редкими исключениями). И муниципалитеты тоже не горят желанием это делать. Тем более, что люди, принимающие решения о финансировании ремонтных работ, в этих домах, по большей части, не живут. И текущие крыши, а также трескающиеся стены их не заботят столь остро, как обитателей исторических зданий.

В то же время, мы знаем немало примеров того, что люди совершенно осознанно селятся в исторической недвижимости в российских городах. Вкладываются в её ремонт и получают бонусы в виде центрального расположения в городе, прекрасного качества культурной инфраструктуры, ежедневной экономии времени на дорогу, наличия двора не в формате «парковка-парковка-парковка-детская площадка-парковка-парковка-парковка». Не говоря уже об эстетическом удовольствии “для тех, кто понимает”.

Собственно, на таких людей и надо возлагать надежду в сохранении исторической среды. Потому что из всех исторических зданий невозможно сделать музеи или рассадить по ним разные структуры власти, отреставрировав их за бюджетный счет. Консолидированных бюджетов Российской Федерации на это не напасёшься.

Нужны новые сознательные собственники, понимающие плюсы и минусы жизни или ведения бизнеса в историческом доме, при этом имеющие возможность решать проблемы. И они медленно, но верно появляются в старинных зданиях. Несмотря на все риски, связанные с заходом на территории разных девелоперских проектов (часто сопровождающиеся “внезапными пожарами” и другими формами давления) и ставящиеся в колеса палки при оформлении земли под домами в собственность.

“Том Сойер Фест” старается поддерживать именно тех собственников, которые и дальше хотят жить в исторических зданиях, но не имеют финансовой возможности или достаточных компетенций для приведения их в достойный вид. Есть много примеров того, что жители домов участвовали в фестивале вместе с волонтёрами и партнёрами. Как руками, так и деньгами или просто душой.

Разумеется, мы не собирались заставлять жительницу одного из самарских домов на улице Чапаевской бабу Нину лезть на строительные леса и шкурить фасад. Но она на протяжении всего фестиваля угощала волонтёров, ставила на стол во дворе для них свежесрезанные цветы и подметала мусор, образовывавшийся от стройки с тротуара. Такое соучастие тоже очень важно и полезно.

А жители бывшего флигеля самарской Усадьбы архитектора Зеленко работали вместе с волонтёрами на лесах, стали спонсорами части материалов, подготовили эскизный проект фасада (одна из жительниц — архитектор) и угощали в течении всего лета волонтёров выпечкой и чаем. После фестиваля одна из хозяек квартиры во флигеле Нина Казачкова возглавила Самарское отделение ВООПИиК (общества охраны памятников).

Не всегда можно достигнуть подобной гармонии с жителями исторических домов сразу, но к ней надо стремиться. Если сидеть и ждать, когда такие собственники дадут знать о себе сами, то этого попросту может не случиться. Поэтому “Том Сойер Фест” — это один из методов поиска и знакомства между собой таких очень важных для сохранения исторической среды жильцов старинных зданий.

- Почему этим занимаются не профессионалы, а любители?

“Том Сойер Фест” старается максимально привлекать профессионалов в области реставрации, архитектуры и строительства как консультантов на всех этапах ведения работ. Но нужно понимать, что для того, чтобы качественно счищать щёткой слои пыли и старой облупившейся краски с деревянного дома не обязательно получать профильное высшее образование. Достаточно небольшого инструктажа от человека, который понимает как правильно это сделать, и контроля за ходом выполнения задачи. Примерно тот же уровень сложности у работ на фестивале, которые выполняют добровольцы. К тому же, подавляющее большинство объектов “Том Сойер Феста” не являются объектами культурного наследия официально. А это значит, что профессионалы-реставраторы ими не займутся никогда. Потому что реставрация — это очень дорого и долго.

Фестиваль ни в коем случае не противопоставляет себя профессиональным реставраторам. Наоборот “Том Сойер Фест” — это поддержка для профессионалов в этой области в тех местах, до которых руки специалистов не дойдут никогда.

Часто единственная возможность улучшения состояния и внешнего вида этих зданий — это преображение их силами обычных подрядчиков в сфере ремонта или самих жителей без какого-либо стимула сохранить аутентичный исторический вид домов. Главная мотивация же волонтёров фестиваля — достойный результат, которым можно будет гордиться. А за ходом работ и их качеством можно следить практически ежедневно даже в режиме онлайн. Поэтому результаты волонтёрского ремонта в большинстве случаев превосходит результаты, которых могут достигнуть обычные подрядчики или сами собственники исторических построек.

Не исключаем, что через несколько лет среди координаторов и волонтёров “Том Сойер Феста” найдутся люди, которые будут получать профессиональное образование в области реставрации. И ряды профессионалов пополнятся новыми, гарантированно неравнодушными к сохранности истории и качеству работ специалистами.

←в раздел «Новости»