«Это нужно людям, которые будут жить завтра»: «Том Сойер Фест» в Сысерти

 2

«Том Сойер Фест» в Сысерти готовится к третьему сезону. Для координатора Александра Савичева это не первый проект, связанный с сохранением наследия. Александр называет краеведение своим образом жизни, и признается, что до того, как начать фестиваль, занимался в основном популяризацией, а теперь – работает руками и радуется видимым результатам. Мы поговорили с ним о свободе и устойчивом развитии «Том Сойер Феста», и узнали, почему команда фестиваля в Сысерти не ударяется в реставрацию и какие проблемы могут возникнуть с домом, где жил регент, даже если на нем нет куполов.

«Полирую краеведение с разных сторон»

Сысерть – это пригород Екатеринбурга. Здесь проживает 21 тысяча человек. Городу практически 300 лет, он появился благодаря заводу. В конце XIX века на город начал влиять Челябинский тракт, здесь стала появляться купеческая застройка. Самое крутое, что известно про Сысерть – это то, что здесь родился Павел Петрович Бажов, автор «Малахитовой шкатулки». Еще сейчас активно продвигается история с чугунно-литейным, железоделательным заводом, памятником XIX века. (Проект креативного развития Сысертского чугуноплавильного и железоделательного завода вошёл в число пяти победителей из 600 участников конкурса Агентства стратегических инициатив «100 городских лидеров» — Прим. авт.)

Я родился не в Сысерти, а в подмосковном Егорьевске. В 1996 году моя семья переехала на Урал. Здесь я вырос, здесь мои друзья, Сысерть я считаю своей малой родиной. Лет в двенадцать, когда я учился в местной художественной школе, я узнал, что у заводовладельца в Сысерти стояли копии античных скульптур. Понятно, что они не сохранились, но меня очень заинтересовала эта история. Я начал увлекаться краеведением, и вот занимаюсь им уже пятнадцать лет. Первое образование, архитектурное, я получил в Екатеринбурге, второе – в Москве, учился в Школе сохранения [и валоризации] культурного наследия Наринэ Тютчевой. Третье образование, которое я недавно получил, это учитель географии. В общем, полирую краеведение с разных сторон, все полностью для Сысерти. Краеведение – мой образ жизни, с ним целиком связана моя деятельность. Я работаю в местном центре внешкольной работы методистом по краеведению, провожу экскурсии по городу, и еще я местный муниципальный депутат.

Несколько лет назад я проводил мероприятие для местных школьников-активистов и искал, какие социальные проекты есть в нашей стране. Узнал, что в Самаре есть «Том Сойер Фест». Нашел прикольное видео, где в фестивале участвует финский актер Вилле Хаапасало, показал его школьникам, они сказали: о, круто. В 2019 году вместе с друзьями, командой, которой уже делали проекты (я занимаюсь общественной деятельностью с 2014 года), мы решили сделать «Том Сойер Фест» в Сысерти.

«Косметика» , популяризация и конкуренция с «передовиками»

Я работаю в образовательной сфере и связан с администрацией города. Понятно, что с отделом культуры у меня диалог налажен. Плюс, на уровне города я известен разными проектами, и когда мы занялись «Том Сойер Фестом», никто сильно не удивился, а наоборот, люди радовались, что в Сысерти стартовал всероссийский проект. Нам повезло с администрацией. В 2017 году у нас появился новый глава, неравнодушный к культурному наследию. Ему нравится тема истории, достопримечательностей и туризма. Поэтому, никаких препятствий для фестиваля не было. Администрация дала добро, никаких серьезных согласований мы не проводили.

Первый объект был заброшенного типа, муниципалитет его когда-то оставил. И так получилась, что в администрацию города обратились энтузиасты, муж и жена, чтобы им предоставили помещение: он – гончар, она занимается ткачеством. Мы красили, а они занимались ремонтом в самом здании. Инициатива прилипла к инициативе, энтузиазм породил энтузиазм, и это работает. Сейчас здание живет и функционирует, в нем находится «Дом ремесел». И это главное.

В Сысерти мы не сильно ударяемся в реставрацию, как бы плохо это не звучало. Я слежу за опытом других городов: Нижнего Новгорода, Казани, Бузулука, и понимаю, что мы не готовы за ними повторять. Но мы стараемся, чтобы было максимальное вовлечение и соучастие горожан. Если бы мы взяли, идеально отреставрировали объект и подарили его муниципалитету, у кого-то жизнь была бы слишком хороша. Так что мы больше занимаемся «косметикой» и популяризацией.

Люди задают вопрос: почему мы не берем полную рухлядь, а восстанавливаем то, что попроще. Действительно, «передовики производства» «Том Сойер Феста» полностью восстанавливают дома, а мы по сравнению с ними проводим фестиваль в «лайт»-формате. Но, мне кажется, просто у всех разные цели. Например, в Екатеринбурге фестиваль занимался крышей, но мы конструктивно посовещались и решили, что крышу не осилим. Мы не город-миллионик, не факт, что нам удастся собрать деньги. Конкуренция между городами есть, но эта конкуренция добрая. Мне очень нравится сообщество «Том Сойер Феста», здорово, что есть столько единомышленников в разных городах. Благодаря этой толпе появляется вера в страну. Фестиваль – это луч света в темном царстве в направлении сохранения культурного наследия. У нас и с ФЗ бардак, и с ОКН (Объекты культурного наследия. – Прим. авт.) бардак, вкусовщина, необразованность, среди этого всего «Том Сойер Фест» — хороший пример. Здорово, что через соцсети удается следить за другими командами.

«Ты не фестиваль, ты – Саша Савичев»

В маленьком городе есть своя особенность. Не смотря на то, что на здании висит баннер фестиваля или табличка, никто не говорит: о, «Том Сойер Фест» идет. В маленьком городе, какой бы проект ты ни делал, его все равно будут называть твоим именем. Здесь сложно котироваться как институция. Ты идешь в администрацию, говоришь: вот, мы, фестиваль «Том Сойер Фест». А они смотрят и говорят: ты – Саша Савичев. На уровне города фестиваль меряют твоим личностным уровнем, а не всероссийским. С одной стороны, когда у фестиваля есть «лицо», люди больше доверяют, с другой – настороженно поглядывают, справишься ты, или нет.

Во втором сезоне мы слегка «наступили на грабли». В здании сейчас размещается центр внешкольной работы, но исторически там жил регент – руководитель церковного хора. Я не обратил на это внимание, когда мы отправляли заявки компаниям-партнерам фестиваля. И в одной из компаний сильно ругались, когда привезли нам материалы, а потом узнали, что это был дом регента. На доме нет куполов, никаких религиозных символов, есть только глубокая история. И сейчас мы немножко боимся, что они нас не будут больше поддерживать — не с этим объектом, а вообще. У них есть такая история, что они вне политики и вне религии.

Одна из главных трудностей фестиваля – это дисциплинированность в команде. Когда ты занимаешься популяризацией, это можно делать когда угодно, хоть ночью, и необязательно каждый день. А тут, чтобы системно выходить на объект, подстраиваясь под погоду, нужна дисциплина. В первом сезоне мне пришлось уехать на учебу в Москву, я пропустил последний этап работ. Ребята обзывали меня Томом Сойером: ты придумал это все — мы тебя поддержали, ты исчез — а мы остались красить.

Радует сильная информационная поддержка от местного новостного портала. Среди наших партнеров — несколько предпринимателей, агентство недвижимости и даже стоматология. Это малые организации. Но как раз завлечь малого – очень сложно. Он мог эти несколько тысяч потратить на что-то другое, а тут берет, и тебе отстегивает. В общем, можно поставить галочку, что удается срабатываться с местными предпринимателями.

Двести лет, чтобы спасти Россию

Мне нравится свобода «Том Сойер Феста», то, что фестиваль вне политики, вне религии, вне проадминистративных волонтерских работ, куда нагоняют людей. Сюда приходят только те, кто действительно хочет помочь. Я – депутат, понятно, от какой партии. И когда кто-то начинает об этом заговаривать, я отвечаю, что здесь я вне политики, и никаких логотипов партий на фестивале никогда в жизни не появится. Это здорово, это свобода. По поводу объектов тоже нет ограничений, каждая команда может выбрать тот, который ей по силам.

Самый главный совет тем, кто собирается запустить подобный проект – не бояться. В маленьком городе часто останавливает страх, что на вас будут косо смотреть, будут говорить что-то неприятное. Но если нравится идея – надо делать. Все крутится вокруг людей. Здания появляются благодаря людям, и живут только тогда, когда в них живут люди. Поэтому, проект больше нужен людям, чем домам. Это нужно людям, благодаря которым эти объекты появляются, людям, которые в этих объектах находятся и, больше всех, наверное, это будет нужно людям, которые будут жить завтра. Когда-нибудь они будут проходить мимо объекта фестиваля и говорить: здорово, что кто-то это сохранил, а не снес. На наших глазах многое утрачивается и разрушается. Каким бы системным не был «Том Сойер Фест», он не может спасти всю Россию. Я как-то спросил у Андрея Кочеткова, сколько лет для этого нужно. Он говорит: «Минимум, два века». Это восемь поколений.

«Заменимых людей нет»

Когда проект завершается, ты получаешь результат, который виден. Можно писать книги, проводить экскурсии, но это что-то мимолетное. Здание – это самый долговечный памятник в жизни человека. Памятники на кладбище утрачиваются, а здание может жить и пятьсот, и тысячу лет. Конечно, есть еще мифы, сказки – нематериальное культурное наследие, которое живет и дольше. Но среди материального наследия, здания – самые мощные памятники.

В России обычно говорят: нет незаменимых людей. История «Том Сойер Феста» построена на энтузиазме, а когда дело касается энтузиазма, все наоборот: нет заменимых людей. На уровне Сысерти я не вижу людей, которые были бы готовы взять на себя подобную ответственность. Многие говорят: о, прикольно. Но когда узнают, сколько я трачу на это времени и сил, удивляются, как так. Если я перестану делать фестиваль в Сысерти, не факт, что кто-то продолжит. Но в масштабе всероссийского движения, «Том Сойер Фест» обязательно будет жить в больших городах. За 6 лет фестиваль превратился в устойчивую историю. Все эксперты, которые разбираются в сохранении культурного наследия в современных смыслах, знают о «Том Сойер Фесте». С каждым годом количество городов растет. У фестиваля мощные партнеры. Эта стабильность, выраженная в росте проекта – показатель устойчивости.

Классный эффект фестиваля, который видно сейчас: люди, которые проходят мимо восстановленных объектов, или живут с ними рядом, начинают по-другому смотреть на свои дома. Но самый лучший эффект будет не когда государство поймет, что надо сохранять культурное наследие, а когда сами люди поймут, что надо его сохранять. Когда люди поймут, насколько ценны населенный пункты, в которых они живут, не важно, город это или село. Победа «Том Сойер Феста» случится, когда каждый третий будет задумываться на тему наследия, а каждый пятый будет заниматься своим домом.

Текст: Алина Коленченко

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

←в раздел «Интервью»