Monthly Archives: марта 2021

Обычно в городе Сортавала останавливаются туристы по пути к другим карельским достопримечательностям. Роман Булатов тоже приехал сюда как турист – и так очаровался финской архитектурой, что решил запустить в городе «Том Сойер Фест». Но местные жители встретили фестиваль холодно: Роману часто приходилось работать в одиночку, попутно отбиваясь от негатива. Мы поговорили с ним о недооцененном туристическом потенциале Сортавала и о том, почему «Том Сойер Фест» нашел слабый отклик у местных жителей.

«Маленькая энциклопедия финской архитектуры»

В Северном Приладожье очень интересная история с городами и населением. Территории постоянно переходили из рук в руки, русское население пришло сюда только в 1944 году. Здесь сохранилось много финской исторической застройки, люди часто ездят в соседнюю Финляндию. Если сравнивать, как обстоят дела с наследием по ту сторону границы, с тем, что у нас – сравнение, к сожалению, не в нашу пользу.

Сортавала сейчас набирает популярность как туристическое направление, поэтому есть шансы, что ситуация с наследием здесь улучшится. На мой взгляд, проблема в том, что люди не считают эту архитектуру родной. Нет привязки, что это их земля, что здесь жили их предки. Конечно, сортавальцам не чужда любовь к родине, к месту, в котором они живут, но люди не чувствуют корней. Никто не может похвастаться, что он сортавалец в пятнадцатом поколении.

Сортавала пока остается транзитным городом. Если бы не находящиеся рядом достопримечательности, туристы, может быть, не поехали бы сюда целенаправленно. Люди едут в живописный горный парк Рускеала – его хорошо разрекламировали. И, еще в Сортавала заезжают по пути на Валаам. Валаамский архипелаг – точка притяжения паломников и тех, кто просто хочет посмотреть на что-то красивое, полюбоваться природой.

Туристов, которые интересуются уникальной архитектурой Сортавалы, пока не так много. Уникальность ее заключается в том, что здесь творили финские архитекторы, которые работали и в столице Финляндии, и в других крупных финских городах. Некоторые из них заработали мировое имя, например, Элиель Сааринен, который потом преподавал в США. Получается, Сортавала – это маленькая энциклопедия финской архитектуры.

Меня удивляет, что люди едут в какой-нибудь захолустный финский городок с парой достопримечательностей и говорят: «Как круто! Обожаю Финляндию». Тем временем, в России находится куда более впечатляющий аналог, но у людей он не вызывает подобного восторга.

Я – не местный, впервые в Сортавала приехал как турист в 2011 году. Позже я стал гидом, водил экскурсии по Петербургу, Пскову и Новгороду, но больше всего я люблю показывать людям Карелию. Сортавала нравится мне больше всех карельских городов. Проводя экскурсии, я стал обращать внимание на состояние городскую архитектуру, и мне захотелось сделать для Сортавала что-то хорошее.

Решение было довольно авантюрным. В городе я слышал много разговоров о том, как плохо здесь сохраняется архитектура. Я подумал: люди переживают, значит, придут и помогут, если предложить им что-то сделать для города. Грустно, что эти ожидания оправдались процентов на пятнадцать.

«Не надо лезть в чужие места»

Ездить из Петербурга в Сортавала ради «Том Сойер Феста» оказалось очень сложно. В 2020 году я почти поселился здесь, работал гидом, а в любую свободную минутку шел приводить в порядок дом – объект фестиваля. За два сезона я серьезно устал.

Я уже практически стал местным жителем, люди на улицах со мной здороваются. Приезжали помогать друзья из Петербурга, это было приятно — некоторых из них фестиваль открыл мне с новой стороны. А еще, когда работаешь с архитектурой руками, вскрываются интересные подробности и детали. Мне удалось немного раскопать историю дома, а вместе с ней подробнее узнать историю всего города. Так что благодаря фестивалю я подрос с точки зрения своей квалификации как экскурсовода.

Разочарованием стало то, что люди, которые жалуются, что их город разваливается, видимо, любят именно процесс подобного нытья. А когда появляется возможность что-то изменить к лучшему, поработать руками, у них не укладывается в голове, что можно поучаствовать, что-то сделать.

Кроме неучастия, было много ненависти, травли и дурацких обвинений в наш адрес. В Петрозаводске даже вышла статья с заголовком в духе: «Местные жители затравили координатора «Том Сойер Феста» в Сортавала». К сожалению, часть городского сообщества действительно показала себя не с лучшей стороны. Я старался вести с этими людьми диалог, чтобы узнать причину их ненависти и попробовать поменять их мнение. Несколько человек в итоге перестали писать нам гадости, а кто-то даже начал говорить позитивные вещи.

Мне кажется, одна из причин подобного негатива – это бедность. Люди не понимали, зачем красить старый дом. Лучше пустить эти средства на что-то другое. А еще, думаю, «хейт» связан с тем, что я – не местный житель. «Какой-то блаженный парень из Питера приехал тут что-то делать, наверное, он псих», — кажется, так обо мне думали местные.

В сообществе «Том Сойер Феста» звучал совет: не надо делать фестиваль там, где вы не живете, не надо лезть в чужие места. Но я полез – может быть, это было ошибкой. Но, с другой стороны, я сделал то, что хотел. Мечтал привести в порядок какой-нибудь дом в Сортавала– и вот, уже почти закончил.

«Зачем я буду красить дом соседу?»

Я знаю, что без меня «Том Сойер Фест» в Сортавала не продолжится. Моей целью было взрастить его, построить сообщество и передать фестиваль дальше кому-нибудь другому. Думал, что главная задача – объединить людей, дать им толчок, а они уже продолжат сами. В местных пабликах в соцсетях я видел, что людям близка тема наследия, они за него тревожатся. Но, в итоге, ожидания не оправдались: люди оказались не готовы выйти и поработать. Думаю, свою роль сыграла провинциальная стеснительность: люди, наверняка, побоялись, что их, как и меня, обзовут дураками.

Другой причиной стала соседская зависть. Многие люди в Сортавала живут в старых домах, подобных тому, который мы восстанавливали. И я слышал комментарии в духе: «Зачем я буду красить дом соседу? Пусть сам красит». Соседи начали обсуждать, что за машина стоит во дворе у хозяев дома, который мы ремонтируем: «Машину в кредит купили, а дом покрасить — денег нет». Люди любят рассказывать, какая Россия щедрая душа, а на практике – вот, что получается. Одна семья из четырех, живущих в доме, который мы восстанавливали, поддерживала нас, кормила, поила чаем – без них точно бы ничего не получилось.

Текст: Алина Коленченко

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

0 7 592

Первых гостей в здании 1895 года постройки собираются принять уже в июле. Перед этим координаторы фестиваля Галина Зубаирова, Белла Югова и Анастасия Кашина зарегистрировали региональную общественную организацию «Культурный слой», чтобы вплотную заняться сохранением и популяризацией исторических объектов Челябинской области. О планах координаторов рассказало издание «Первое областное».

«За май и июнь (тут мы скрестили пальцы) Беляевский особнячок приведут в порядок, чтобы в июле запустить реставрационную мастерскую, штаб и принять первых гостей. Галина, Белла и Анастасия (дизайнер и SMM-специалист) все распланировали. На первом этаже будет мастерская, с возможностью проводить лекции, мастер-классы и даже фуршеты. На втором — непосредственно штаб организации с рабочими местами для архитекторов и инженеров, бытовки и кладовки. Ивенты для горожан и волонтеров планируют проводить бесплатно. А для желающих помочь и поддержать проект откроют сервисы донатов (в том числе на краудфандинговых платформах). А еще можно стать партнером или даже членом общественной организации «Культурный слой». Это все планы реальные».

«Штаб-квартира и официальный статус общественной организации — это уже не просто волонтерский фестиваль, и работа по фану, а возможность заключать договоры с лицензированными организациями, участвовать в грантовых конкурсах и работать с муниципалитетом на договорной основе. И это логическое развитие социального проекта, в который включились профессионалы из разных областей: архитекторы, инженеры-конструкторы, дизайнеры, строители и даже мастера по работе с деревом».

0 7 534

Волонтеры восстановят дом 1900 года постройки и советскую скульптуру.

В третьем сезоне фестиваля в Тотьме волонтеры приведут в порядок дом 1900 года постройки на набережной реки Сухоны. В Ростове-на-Дону «Том Сойер Фест» займется восстановлением скульптуры «Рыбка и волна». Ее автор —  Геннадий Снесарев, один из знаменитых советских художников-монументалистов.

Другие города еще продолжают выбирать объекты, а где-то «Том Сойер Фест» продолжит работать на объектах, начатых в прошлых сезонах.

Фестиваль в Екатеринбурге не только преобразил два исторических здания, но и произвел неожиданный эффект на их собственников: хозяева пересмотрели свое отношение к домам, хотя до этого говорили, что их давно пора снести. О том, как фестиваль вместе с городской средой меняет людей, мы поговорили с Любовью Дегтевой, координатором «Том Сойер Феста» в Екатеринбурге.

«Занялась фестивалем – стала замечать город»

Я родилась в Перми, но уже много лет живу в Екатеринбурге: переехала сюда учиться, а потом осталась работать. Екатеринбург для меня не родной и, в какой-то степени, новый город. Недавно я поняла, что испытываю тоску по корням в том месте, в котором живу, поэтому начала активно заниматься краеведением, проектами, связанными с наследием. Видимо, для того, чтобы у меня здесь появился исторический бэкграунд, которого мне не хватает.

Екатеринбург – сложный город с точки зрения среды. Здесь есть интересные вещи, при этом – очень разные. Городу скоро исполнится 300 лет – считаю, это много. Историческая среда ХIX века, купеческий Екатеринбург представлен в пределах исторического центра. Мы называем его «утюг», потому что на плане он похож на след от утюга. Там сохранилось несколько комплексных территорий, улиц и кварталов — приходишь туда и погружаешься в атмосферу XIX века, будто оказался в машине времени. Если, конечно, закрыть глаза на вывески и автомобили.

Тому, кто приехал в город впервые, я бы обязательно показала конструктивистские комплексы 1920-1930-х годов – целые города внутри города. В этих комплексах можно было не только жить, но и культурно просвещаться, обедать, лечиться – все рядом. В Екатеринбурге таких городков много, самый известный – Уралмаш с его богатой историей, такой, что про этот район можно снять фильм или написать книгу. Еще в Екатеринбурге стоит покататься по классным природным местам в окрестностях города: здесь красивая вода и скалы.

В момент, когда мы с подругой узнали про «Том Сойер Фест», я уже больше года работала архитектором и чувствовала, что выгораю. В жизни не хватало какого-то смысла помимо работы. И когда я занялась фестивалем, то стала замечать город. Оказывается, его можно не пробегать, не проезжать в спешке, а фокусироваться на маленьких деталях, трогать их, восхищаться и испытывать эмоции. У меня появился новый угол обзора, новая оптика.

Фестиваль научил меня решать менеджерские задачи и ничего не бояться. Есть проблема – окей, сейчас придумаем, как ее решить. Не придумаем – значит, подумаем подольше. Вообще, все решаемо, все можно сделать классно, если хорошо подумать. Такой дзен-подход появился у меня благодаря «Том Сойер Фесту».

«Теперь его надо не снести, а зарабатывать на нем деньги»

«Том Сойер Фест» – фестиваль не про дома, а про людей. Получилось так, что собственники обоих зданий, которые мы восстановили, пересмотрели свое отношение к ним после по итогам фестиваля.

В первом сезоне мы долго выбирали объект и никак не могли найти дом, который бы не шел под снос и не стоял без крыши. И вот, наконец, обнаружили дом, у которого оказались понятные собственники: у них было ТСЖ, с председателем которого мы все согласовывали. Собственники в доме не жили, а сдавали квартиры киргизам. А тем – все равно, как устроен их быт, потому что завтра они могут куда-то переехать. Например, в окнах не хватало стекол, вместо них висели одеяла. Они нас потом поблагодарили, когда мы все застеклили.

Собственник, председатель ТСЖ, сказал нам: «Хотите дом покрасить? Красьте! Мне вообще наплевать». И мы так обрадовались! Потому что собственники других домов нас посылали матом и говорили, что их дома давно пора снести. И вот, мы на радостях взялись за этот дом. Выяснили, что в доме есть аварийная балка, стали говорить собственнику, что здесь скоро могут покалечиться люди. Сделали бесплатный проект и предложили собрать деньги на ремонт. Мы бы сами собрали, но нам нужно было действовать от лица собственника, а ему – подписывать бумаги. Но он не хотел ничего делать: один раз заключил договоры с киргизами и жил на эти деньги где-то в другом месте. А теперь мы к нему пристали с этой балкой. Он так расстроился, что стал нас выгонять еще до того, как мы закончили работы. Сменил замок в нашей каморке и стал говорить: «Покрасили и хватит». Пробраться туда нам помогли киргизы, которые были на нашей стороне.

Мы закончили фестиваль и продолжили вместе с администрацией города напоминать собственнику, что нужно заменить балку. Он посмотрел, как теперь выглядит дом и обнаружил, что тот – красивый, находится в центре города, на пешеходной улице, напротив самого крупного в городе торгового центра. И теперь его надо не снести, а зарабатывать на нем деньги. Собственник сам заменил перекрытия на металлические, залатал аварийную часть кровли, отремонтировал лестницу, поменял инженерные сети и сдал первый этаж в аренду, теперь здесь ресторан. Так, благодаря «Том Сойер Фесту», здание стало включено в жизнь города: туда можно прийти, поесть бургеры.

Один из самых замечательных эффектов фестиваля заключается в том, что собственники меняют отношение не только к своему дому, но и к своему быту. Именно это произошло на нашем втором объекте. В доме, который мы взялись восстанавливать, люди жили без канализации с 1970-х, пользовались туалетом на улице, при этом дом находится в самом центре города. И когда мы стали делать дом, собственник включился и сделал себе септик. То есть, с 70-х годов он страдал, но решил заняться собственным комфортом только когда к нему пришел «Том Сойер Фест». Еще во дворе дома были хозяйственные постройки, и собственник сказал: «Сейчас дом будет красивым, а сарай у меня что-то некрасивый. Надо что-то с ним сделать». И начал его чинить.

Дом продается

Собственники дома, который мы восстановили во втором сезоне, больше 10 лет пытались его продать. Людей, готовых поселиться в старом доме без канализации, никак не находилось. Сам участок настолько маленький, что для застройщика это тоже не лакомый кусок. И вот, собственники решили: хватит пытаться, будем жить здесь и сейчас, давайте ремонтировать дом. А потом, когда мы пришли и отремонтировали его, они снова решили его продать.

Меня нисколько не демотивирует этот факт, в отличие от реакции СМИ, которые начали писать об этой ситуации странные заголовки. Продажа дома – так бывает, но теперь у здания есть шлейф: горожане, администрация города, бизнес вложили деньги и силы, чтобы он стал красивым, чтобы все им любовались. Думаю, только недалекий человек попытается его снести. Мне хочется верить, что, проведя фестиваль, мы защитили дом. Потому что без фестиваля дом бы точно снесли, если бы собственникам удалось его продать.

«Давайте созвонимся примерно через год»

Когда я взялась за фестиваль в 2018 году, то абсолютно не видела, как, пошагово, его сделать. Совмещая работу архитектора и подготовку к фестивалю, я успела устать уже к его открытию. Но откуда-то взялось второе дыхание. А потом случилось выгорание, и после фестиваля я «откисала» полгода. Не помог двухнедельный отпуск сразу после «Том Сойер Феста». Чтобы справиться с выгоранием, нужно время на безделье, когда не нужно принимать никаких решений и решать сложные вопросы.

Я не собиралась продолжать и проводить второй сезон. Но со мной связался собственник дома, который мы в итоге восстановили. Этот дом мы мечтали взять еще в первом сезоне, он мне очень нравился. Я поймала собственника на колонке, когда он набирал воду – водопровода в доме тоже нет. Он тогда меня послал, сказал «классические» вещи про то, что дом пора сносить. Но я не сдалась, написала собственникам письмо, где изложила свое предложение, положила в почтовый ящик. Они перезвонили только тогда, когда увидели меня по телевизору в репортаже о «Том Сойер Фесте». Я сказала: «Мы уже делаем другой объект, давайте созвонимся примерно через год». И они позвонили через год. Хотя я очень устала после первого сезона, подумала: «Это же дом моей мечты». И мы за него взялись.

Во время фестиваля мне очень понравилось работать с деревом. Мы с ребятами скинулись на помещение, у нас есть своя мастерская. Это не то место, где мы зарабатываем деньги – мы здесь получаем удовольствие. Сейчас я чувствую, что за прошедший год по-настоящему отдохнула и готова начать новый сезон.

Текст: Алина Коленченко

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Тотьма – городок в Вологодской области с населением в 10 тысяч человек. Среди других провинциальных городов он выделяется не только хорошо сохранившейся исторической застройкой, но и насыщенной культурной жизнью: уже несколько лет подряд здесь реализуются яркие проекты, на которые городу удается привлекать финансирование от крупных фондов. Один из двигателей развития территории — Тотемское музейное объединение, где работает Светлана Немирова. Благодаря ей и ее коллегам «Том Сойер Фест» пришел в Тотьму и дополнил ряд интересных инициатив, которые то и дело появляются в городе. Мы поговорили со Светланой о том, чем Тотьма не похожа на другие малые города, и как фестиваль повлиял на ее жителей.

Город, где идеи жителей встречают поддержку

Тотьма – маленький уездный городок. Город старше Москвы на 10 лет, здесь много исторических зданий: сохранились целые кварталы и улицы. Центр города можно обойти за 20 минут. Удивительно то, что город маленький, провинциальный, но очень активный. Здесь много общественных объединений и организаций, все занимаются интересными делами. Обычно, именно этому удивляются гости города: тому, что здесь кипит жизнь.

С тех пор, как я начала работать в Тотемском музейном объединении, я стала больше обращать внимания на историю города, на его красоту. Два года назад, вместе со вторым координатором, Александрой Гросс, при поддержке директора музейного объединения Алексея Новоселова мы решили поучаствовать в «Том Сойер Фесте».

Говорят, что «Том Сойер Фест» — вне политики, и идет без участия власти, но меня очень радует, что город нас поддерживает. В Тотьме есть целый отдел по волонтерству, по проектной деятельности, где нам помогают писать заявки на гранты на небольшие суммы, чтобы можно было провести какие-то культурные активности, докупить необходимые материалы. Например, так город помог нам приобрести строительные леса.

Тотьма – уникальный город, который дает жителям гранты на реализацию интересных проектов. Так что проектная деятельность в городе кипит: у нас есть НКО, общественные организации, которые выигрывают гранты и реализуют свои инициативы. Поучаствовать в грантовом конкурсе может любой житель.

Уже несколько лет подряд в Тотьме проходит Школа музейного развития «За границами столиц». Если музейные работники из крупных городов могут ездить в Москву и Питер для обучения музейному делу, то специалисты из маленьких городов и сел не всегда имеют такую возможность. Тотьма стала образовательной площадкой, где сотрудники музеев из малых городов могут обучаться и обмениваться опытом.

С туризмом в Тотьме всё хорошо: сначала люди заезжали к нам по пути из Вологды в Великий Устюг, останавливались, удивлялись. А сейчас туристы едут целенаправленно: Тотьма зарекомендовала себя как самостоятельное туристическое направление, и это радует. Осталось только научиться справляться с большим наплывом туристов.

Дом с хозяевами и без

В прошлом году мы восстановили жилой дом: покрасили, навели внешнюю красоту. Жители хорошо следили за ним самостоятельно, так что серьёзные ремонтно-восстановительные работы не требовались. Мы его облагородили, и рядом с отремонтированным парком он смотрится очень здорово.

Жители дома вдохновились тем, что люди приходят помогать. Когда мы уже докрашивали последние уголочки, они спросили: «Какие планы на следующий год? Мы тоже хотим прийти покрасить!» Стали предлагать разные варианты, какие красивые дома есть у нас в городе. Говорю: «Неужели вы пойдете красить чужой дом?» Я думала, они так активно включились в работу потому, что объект фестиваля – дом, где живут они сами. Говорят: «Нет, мы придём помогать вам на следующем объекте». Скоро третий сезон – посмотрим.

А в первом сезоне мы взялись восстанавливать объект культурного наследия. Дом был заброшен, вокруг была свалка вещей из расселенных квартир. После того, как жильцы съехали, его передали на попечение музея. Расположен он в переулке недалеко от центра города. Сам переулок очень живописный, туда часто приезжают художники, туристы – рисуют, фотографируют. Поэтому мы с волонтерами в первую очередь прибрали территорию, привели место в порядок, чтобы жители и гости города видели, что дом – живой, что мы взяли его под крылышко.

Так как дом – объект культурного наследия, чтобы с ним что-то сделать, нам было необходимо получить разрешение. Мы не собирались проводить сложные работы, планировали просто очистить и покрасить два фасада, поэтому нам не пришлось проходить долгие этапы согласований. К нам приезжала реставратор из Вологды, Ольга Соколова, определила цвет. Через месяц мы получили официальные бумаги и начали работы.

У нас была мечта сделать в этом доме арт-резиденцию для художников и творческих людей, которые приезжают в Тотьму, а ещё сделать там штаб «Том Сойер Феста», где мы сможем хранить инструменты, проводить встречи. Но пока все остановилось: здание требует серьёзных реставрационных работ, которые нам не по силам. Сейчас я ищу разные варианты, как продолжить приводить дом в порядок: связывалась с фондом «Внимание», думаю поработать с грантами.

В очередь за «Том Сойер Фестом»

Жители города активно включились в проект, но бывали и неприятные ситуации. Например, стоишь, красишь дом, а мимо проходит мужчина с ребенком, который спрашивает: «А что это они тут делают?» «Да они дом на халяву красят». Или, когда мы восстанавливали заброшенный дом, слышали от прохожих: «Вот, ерунду делают, мусор красят, лучше бы помогли нормальным людям». Обидно, когда украшаешь уголки города, а люди воспринимают это подобным образом. Но это наша задача: правильно донести идею «Том Сойер Феста», так что будем над этим работать.

За два сезона фестиваля мы успели привлечь внимание жителей города к тому, что можно самостоятельно сохранять его историю, а не только надеяться на администрацию или манну небесную, что все сохранится само собой. А еще мы привлекли внимание к самому городу, что он очень красивый. Конечно, он был известным туристическим направлением и до фестиваля, но благодаря «Том Сойер Фесту» о Тотьме узнало еще больше людей. Жители и администрация города активизировались: теперь сами приходят с предложениями, какой дом надо восстановить. Горожане, которые живут в исторических зданиях, нуждающихся в поддержке, спрашивают нас, как отремонтировать, отреставрировать свои дома, готовы активно включатся в этот процесс. Исторических зданий в городе много, так что сейчас у нас есть планы на два года вперед.

Миссия «Том Сойер Феста» в Тотьме – помочь жителям и администрации города его украсить, восстановить исторические здания, благоустроить небольшие уголочки, которые сейчас находятся в плачевном состоянии. Не обязательно красить дом – можно просто прибрать территорию у заброшенных зданий, убрать покосившиеся заборы и свалки, потому что там ходят туристы, а такие «виды» портят впечатление от города. Хочется, чтобы каждый уголок Тотьмы стал уютным и красивым. «Том Сойер Фест» помогает домам, но параллельно помогает людям жить в красивом городе.

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

0 7 367

Любовь Дегтева, организатор фестиваля в Екатеринбурге, прогулялась по восстановленным волонтерами объектам вместе с журналом «N1.RU». Любовь подвела итоги двух сезонов и рассказала, что нужно сделать, чтобы избавить город от хаотичной застройки.

После того, как в первом сезоне волонтеры привели в порядок фасад дома на улице Вайнера, 68, собственник изменил свое отношение к зданию: самостоятельно сделал ремонт и продолжил заботиться о доме. Теперь в нем находится ресторан.

Во втором сезоне фестиваля волонтеры восстанавливали дом на две семьи, построенный в ХIX веке псаломщиком Николаем Топорковым. По словам Любови, под влиянием «Том Сойер Феста» хозяева дома изменили отношение к месту, в котором живут, и тоже включились в работу.

Одним из важнейших результатов «Том Сойер Феста» в масштабе страны Любовь считает допуск волонтеров до работ на объектах культурного наследия.

«Прецедент «Том Сойер Фестов» по всей России позволил разработать поправки к федеральному закону, и теперь в нашей стране волонтеры все же имеют право осуществлять деятельность на объектах культурного наследия, но их режим и правила работы должны разрабатываться на местах — в муниципалитетах».

Любовь уверена, что городу нужен новый регламент, который определит, что и как сохранять, где можно строить, как должны выглядеть кварталы, здания и общественные пространства. Прототип такого документа есть — это «Стандарт комплексного развития территорий» в 10 книгах, разработанный «Стрелкой» совместно с Минстроем и Дом.Рф.

«Чтобы и человеку, и историческим зданиям в городе было хорошо, нужны другие стандарты развития города и воля городской власти, чтобы «Стандарт комплексного развития территорий» вступил в силу. Еще важно наладить диалог с бизнесом, рассказывать, как эта идея может помочь предпринимателям. В моей идеальной вселенной каждый житель города такой: «Да! Мы хотим регламент! Когда у нас уже будет регламент?!». Потому что без такого документа нас ждет суперплотный город, который не учитывает историческую среду».

В Прибытково Ленинградской области живут всего 250 человек. Летом им составляют компанию дачники и туристы, которые интересуются дачным модерном. А с недавних пор — еще и волонтеры «Том Сойер Феста», который Илья и Анастасия Рытовы запустили в поселке, влюбившись в местную достопримечательность – дачу адмирала Прибыткова в стиле деревянного неоромантизма. Мы поговорили с Ильей и Анастасией об изменениях, которые происходят благодаря фестивалю — не только в Прибытково, но и в жизни самих координаторов.

Дом в Прибытково

Илья: Про Прибытково я узнал от Анастасии – второго из трех координаторов и моей жены. Анастасия из Гатчинского района, занималась краеведением, изучала местные достопримечательности, которых, к сожалению, остается все меньше и меньше. Одним из потрясающих, живых мест оказался дом в Прибытково, в котором находится библиотека и музейный уголок. Также в здании есть отдельное помещение, посвященное дачному модерну. Это пространство уникально тем, что местные жители приносят туда находки с чердаков, домов, которые сносят – со всего Гатчинского района, не только из Прибытково. Бывает, даже из Питера. Там много уникальных дореволюционных вещей, которых не найти в музеях. А тут можно все потрогать, посидеть на венских стульях.

Интересно, что в самой библиотека идет «движуха» — даже зимой, в метель, туда могут прийти с десяток человек в день. Летом там полно детей и туристов. В общем, этот дом — главная точка притяжения в селе, и потенциал у нее значительно больше того, что происходит там сейчас. При должном вложении средств, правильной концепции, оформлении территории, я уверен, это место может стать культовым для Гатчинского района.

Анастасия: Таких домов, в стиле неоромантизма, практически не осталось во все Ленинградской области. Кроме объекта, у нашего фестиваля особенное местоположение. В основном, «Том Сойер Фест» проходит в больших населенных пунктах, даже тысяча жителей – на мой взгляд, это уже много. А в Прибытково постоянно живут всего 250 человек. Но туда приезжает много дачников, а еще в Прибытково приезжают те, кто увлекается пушкинскими местами, интересуется поэтами и культурными деятелями, которые отдыхали там в начале ХХ века. В Прибытково на каждом шагу – чья-нибудь дача или усадьба.

В основном, все волонтеры у нас – приезжие из Петербурга, Гатчины или Сиверского. Из местных активно участвовали всего несколько человек.

От недоверия до благословления и бабушкиных пирожков

Илья: Связующим звеном между фестивалем и местными жителями была Марина Николаевна, заведующая библиотеки. Когда мы к ней пришли, она сразу загорелась идеей «Том Сойер Феста». Марина Николаевна – человек, увлеченный своим делом, а не тот, кто просто формально выполняет свою работу. Она «рекламировала» нас в Прибытково, став посредником между нами и местными. Она же представили нас администрации поселка, а мы, в свою очередь, хорошо донесли информацию о фестивале, о том, что все это происходит в рамках популяризации наследия и развития территории. И глава поселка поддержал нашу инициативу.

Фестиваль нашел отклик среди местных бабушек. Сначала они отнеслись недоверчиво, а потом начали приносить нам блины и пирожки, и всем рассказывать, какие мы хорошие.

Анастасия: Чтобы прийти к поддержке местных жителей, пришлось пробиваться через недоверие. Сначала они даже вызвали полицию, приходили, спрашивали, что мы тут собираемся делать. Пошли слухи, что мы отремонтируем здание, а потом его кому-то продадут.

Сельские жители привыкли настороженно относиться к любым изменениям, происходящим на их территории. И когда возникает группка людей, которые готовы за свой счет приезжать и ремонтировать здание – это не укладывается в их картину мира. И я понимаю, почему: последние 20 лет они только и делали, что постоянно боролись . О восстановление главной достопримечательности не шло и речи – боролись за то, чтобы им просто колодец почистили. Поэтому жителям сложно понять, что мы пришли сделать что-то безвозмездно, ради общего блага. Но им пришлось привыкнуть к этой мысли.

Илья: Нас даже благословил местный батюшка.

Когда проводишь фестиваль в селе, если у тебя получилось найти какой-то отклик, ты уже будешь идти до конца. Ты понимаешь, что пока ты не доделаешь — никуда не денешься. Возникает привязанность к месту. До того, как начать «Том Сойер Фест» в Прибытково, я участвовал в фестивале в Санкт-Петербурге, и там не было ощущения, что если ты этого не сделаешь, то никто не сделает. Кажется, что в большом городе обязательно найдется кто-то еще. А здесь чувствуешь свою важность, и это придает сил, уверенности и желания продолжать работу.

«Незаметные» результаты

Илья: Когда мы выбрали дом, то не ожидали того масштаба бедствия, с которым столкнулись. С виду, со всех сторон, казалось, что здание в хорошем состоянии. Но как только мы взялись за работу, начали шкурить, чистить, снимать доски, обнаружилось много проблем. За лето мы планировали полностью привести в порядок один фасад. Но, оказалось, что над огромным окном полностью сгнили несколько венцов и все перерубы, которые находились под советскими досками, тоже сгнили. Смысла что-то красить не было: зачем показывать красивую картинку, если на самом деле дому это никак не поможет. Со зданием надо работать более глобально. Поэтому сейчас мы планируем привлечь финансирование на составление проекта полного обследования дома. Будем реставрировать его постепенно, брать отдельные элементы: двери, окна. Со стороны может показаться, что нам нечем похвастаться, но на самом деле, работа проделана колоссальная.

Считаю, что при восстановлении исторического здания надо руководствоваться принципами «не навреди» и «сохранить, используя доступные средства», при этом, не в ущерб целостности исторического облика здания. Реставрация по всем правилам – это утопия, если у тебя нет на это масштабного финансирования. Меня всегда радовало в «Том Сойер Фесте», что во всех городах волонтеры обязательно консультируются со специалистами.

Анастасия: Мы за то, чтобы дом находился в своем первозданном виде, но в свежей форме. Поэтому постоянно приходится решать в голове этот вопрос, до какой степени мы можем все обновлять и исправлять.

Илья: Если говорить о социальных результатах фестиваля, то благодаря ему намного больше людей узнало о Прибытково. Например, на него обратила внимание краеведческая ячейка «Гэнгъ», которая освещала наши акции и проведение фестиваля. Приезжали независимые краеведы, снимали обзоры, приезжали СМИ – Гатчинские, Петербуржские. В общем, мы неплохо популяризировали территорию.

Из клуба в реставрационную мастерскую

Илья: До «Том Сойер Феста» я 8 лет занимался организацией концертов, работал в клубе. А после знакомства с фестивалем подумал – зачем мне развлекать людей, если можно сохранять историческое наследие. И с нашим третьим сооснователем, Александром Гребневым, мы открыли реставрационную мастерскую. Сейчас мы активно разрастаемся, у нас в мастерской работает уже 15 человек. Мы ведем реставрацию в Питере, но Прибытково для меня остается чем-то душевным, светлым, я чувствую, что нужен этом месту.

Кажется, что в Питере реставраторов хватает, но на самом деле, спрос очень большой. Сейчас мы пытаемся выстроить баланс между тем, чтобы брать коммерческие заказы и заниматься благотворительностью. Сейчас, ближе к лету, надеюсь основную часть проектов передать своим работникам, а самому заниматься «Том Сойер Фестом».

Анастасия: До фестиваля я в основном сидела за компьютером. Сейчас мне нравится заниматься восстановлением старой фурнитуры – муж позволил подрабатывать в его мастерской, и постепенно я превращаю это хобби в работу.

Эффект «Том Сойер Феста»

Илья: Мне кажется, «ТСФ» в первую очередь выполняет просветительскую функцию. Человек придет один раз, пошкурит наличники – и начнет обращать внимание на подобные детали вокруг себя. Придет на дачу к другу, похвалит дом – и тот задумается, может быть, эти детали стоит сохранить. Это действительно так работает.

Часто люди не задумываются о том, что их окружает. Например, человек живет всю жизнь в коммуналке, а на самом деле он живет в доходном доме, построенном известным архитектором, просто не обращает внимания, пока ему об этом не скажут.

Через просвещение людей сохраняется история – это такая цепная реакция. При этом важно, чтобы координаторы проявили силу воли и довели начатые работы до конца. Потому что самый яркий эффект производит, конечно же, не процесс работы, а результат.

Анастасия: Главное, что заставляет продолжать – это ответственность, в первую очередь, перед самим собой. Когда возникают проблемы и опускаются руки, я вспоминаю, почему и для чего все это начиналось. Если кто-то начинает фестиваль с мыслью: «А не починить ли мне дом? Пойду чинить дом!» — вряд ли такой мотивации хватит надолго. Но я втянулась во все это из любви к родному краю. Когда на твоих глазах умирает все красивое, что ты любил в родных местах, вместе с этой красотой и ностальгией умирает и твоя любовь к этому месту. Без своей истории и архитектурной идентичности оно становится пустым и бездушным

Мы живем в стране, где культура сменялась каждый незначительный промежуток времени. А все что было до – уничтожалось, причем, в первую очередь, в головах у людей. Мне кажется, в наших руках, у молодого поколения — возобновлять эту любовь к родному краю, которая не будет зависеть от политического строя. История у нас одна, великая и насыщенная.

Илья: Я очень сильно вдохновлялся кейсами других городов, внимательно следил за прошедшими там сезонами. Когда ты понимаешь, что в маленьком Ельце или Бузулуке девушки практически в одиночку сворачивают горы, кажется, мы тоже сможем. Я испытываю безграничное уважение ко всем координаторам, которые из года в год продолжают наводить «движуху». А еще вдохновляет мысль о том, чтобы стать хорошим примером для кого-то.

Анастасия: «Том Сойер Фест» в Прибытково уже оживил культурную жизнь дома и привел людей извне, что очень важно для деревень. Хотя туристический поток и так существовал, но люди ехали по принципу «успеть увидеть Венецию, пока ее не затопило». А теперь есть дом, который приводится в порядок, и люди видят созидание перед глазами.

Илья: Хотелось бы, чтобы «Том Сойер Фест» в масштабе страны перерос во что-то большее — чтобы координаторы начинали новые социальные стартапы и собственные проекты. Мне бы хотелось, чтобы «Том Сойер Фест» служил площадкой для знакомств неравнодушных людей, которые могут вместе запускать полезные для общества инициативы.

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

0 6 778

Александр Савичев, координатор «Том Сойер Феста» в Сысерти, уже 15 лет изучает историю родного города. Несколько лет назад он выпустил книгу «Архитектурное достояние Сысерти», а теперь собирается издать ещё одну — об истории Сысертского завода. Если вам интересен Урал, заводы и история, вы можете поддержать проект на «Планете».

Александр обещает, что книга заинтересует не только жителей Сысерти: туристам и жителям других городов будет интересно узнать, как и почему Сысерть связана с другими населенными пунктами — городами России и мира. Профессионалы смогут критически взглянуть на впервые публикуемые архивные данные, чертежи, обмерные работы, проекты развития завода и выделить для себя неисследованные ранее источники и архивы. Любители почитать найдут в книге интересные факты, мифы, легенды типичного уральского городка. А ещё автор обещает познакомить читателей с крепкими заводскими словечками.

Главные достопримечательности села Богатого, расположенного в Самарской области – не исторические здания, а живописные пейзажи. Но именно там прошел первый сельский «Том Сойер Фест», который запустил местный житель Максим Утёнков. Как признается сам Максим, спустя три сезона ему так и не удалось найти единомышленников, готовых разделить с ним любовь к истории родного села и задачи по координации фестиваля. Но сдаваться он не планирует, ведь для того, чтобы изменения на территории прижились и стали устойчивыми, трёх лет недостаточно. Мы поговорили с Максимом о трудностях, отношении местных жителей и о том, чем сельский «Том Сойер Фест» не похож на городской.

О местных достопримечательностях – объектах фестиваля

Наше село находится на небольшой возвышенности, а у подножия холма протекает река Самарка. С холма виден лес, а за лесом начинается бескрайняя степь до самого Каспийского моря. Речка довольно извилистая, на одной из излучин остались живописные развалины мельницы. Людей, которые приезжают к нам в село, я в первую очередь веду туда. Мельница – особенное место в нашем селе, немножко загадочное. От неё остались одни руины, и о прошлом мельницы люди ничего не знают.

Я занимаюсь краеведением – собираю в архивах историческую информацию, сейчас пишу книгу о местном заводе. И мне пришла идея «раскрыть» эти руины, чтобы люди, гуляя, прочитали историю. Так у нас в селе появился арт-объект на окнах аварийного здания конторы мельницы, которые мы закрыли ОСБ-листами. А ещё мы провели субботник и освободили здание от зарослей. По совету Андрея Кочеткова мы не стали пытаться восстанавливать руинированный объект – ведь никто же не пытается восстановить Колизей. Поэтому, я решил: пусть будут руины, наш Колизей, наша местная достопримечательность.

Сначала была мысль нанести текстовые трафареты на каждое окно, а потом среди волонтеров фестиваля появилась девушка, занимающаяся дизайном, и вместе с ней мы решили создать что-то менее прямолинейное. Так на окнах возникли рисунки, ассоциирующиеся с местным ландшафтом, природой и самой мельницей: камыши, река.

Арт-объект мы создали в третьем сезоне фестиваля, а до этого два года восстанавливали старинное здание почтово-телеграфной конторы. Со зданием почты у многих в селе связаны теплые воспоминания из прошлого: кто-то здесь отправлял письмо подруге или парню в армию.

Об отношении сельских жителей к фестивалю и историческим зданиям

После того, как «Том Сойер Фест» пришел в Богатое, жители села в каком-то смысле успокоились. Им был нужен какой-то герой, двигатель, который будет продвигать их интересы. А теперь говорят: «Как хорошо, что у нас есть Максим. Пусть продолжает дальше — мы все его поддерживаем». Но при этом жители мало участвовали в фестивале: в нашей команде было всего 5-7 человек. Зато эти люди по-настоящему прониклись идеей «Том Сойер Феста».

В селе меньше активных жителей, чем в городе – и в этом главная сложность сельского фестиваля. Фестиваль для городских жителей – это возможность куда-то сбежать из квартиры, а у нас в селе и так есть, куда сбежать: на речку, на озеро, в огород, в лес. Поэтому на фестиваль в селе приходят только идейные люди, а их немного. Есть еще финансовая проблема – предпринимателей здесь мало, да и помогать захочет не каждый.

К тому же, жители села с пренебрежением относятся к тому, чтобы идти красить дом соседу. Но, возможно, они бы пошли помогать какой-нибудь бабушке, которая сама не в силах отремонтировать свой дом – вероятно, такая инициатива нашла бы отклик. Еще мне нравится идея просто предоставить людям краску, материалы, чтобы они сами отремонтировали фасады своих домов. Такой формат фестиваля, возможно, будет интересен сельским жителям. Только как проконтролировать, чтобы хозяева отремонтировали дом, сохранив все исторические детали? Это сложный вопрос.

В селе люди мыслят так: «Зачем вы ремонтируете старое здание, лучше сделайте дорогу, положите асфальт». Недавно я предложил отремонтировать кровлю старинной водонапорной башни. В ответ услышал: «Зачем нам твоя кровля, мы тут всю жизнь живём, смотрим на эту башню, и что с того?» Или вот ещё один пример: как-то я продавал открытки с изображением исторических зданий Богатого, подошла женщина, говорит: «Какие красивые». «Покупайте», — говорю. Она смеется: «Я рядом с этими зданиями всю жизнь живу, я их и так видела». У нас в селе люди начинают замечать исторические здания, только когда с ними что-то происходит, начинается какой-то ремонт, возникает любопытство: кто ремонтирует, зачем? На мой взгляд, городские жители лучше понимают ценность исторического наследия, потому что они чаще путешествуют. Я и сам мало где бывал – но всё хочу наверстать.

О результатах и планах на будущее

Для меня «Том Сойер Фест» стал большим экспериментом, удастся ли вовлечь жителей в общественные процессы, вытянуть их из неактивности. А ещё я всегда хотел найти в селе хотя бы одного единомышленника, с которым удастся простроить новое дело. Девушку, с которой мы вместе делали арт-объект, я на какое-то время почувствовал своим партнёром – но сейчас опять никого нет.

Главный вывод, который я для себя сделал: нужно проводить мероприятия такого формата, и при этом нельзя останавливаться. Потому что если остановишься – всё заглохнет и вернется в исходную точку. Так что нужно придумывать дальше и дальше. В этом году мы не будем проводить «Том Сойер Фест», но я всё равно хочу организовать мероприятия меньшего масштаба. Недавно я спас несколько наличников, и хочу отреставрировать их вместе с жителями села, а потом устроить выставку в Доме Культуры.

На одной из конференций «Том Сойер Феста» как-то прозвучала мысль, что любое изменение приживается в течение 5 лет. Наше село просто пока не привыкло – но пусть привыкает. Фестиваль в Богатом помогает, в первую очередь, не домам, а людям – изменить образ мыслей, поверить, что можно что-то сдвинуть с мертвой точки.

Мне кажется, в масштабе страны «Том Сойер Фест» будет развиваться и захватывать всё новые города. Мне бы хотелось, чтобы проект имел больше рычагов влияния. «Том Сойер Фест» стал сообществом настоящих профессионалов, и если ему придать официальный вес, наши города бы преобразились.

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Марсель Фаттахов уже десять лет живёт в Тюмени. Год назад он запустил «Том Сойер Фест» в соседнем поселке Ембаево – это стало возможным благодаря крепкому сообществу местных жителей, поддержке сельской администрации и, конечно же, энергии самого Марселя. Каждые выходные он проводил на площадке фестиваля, иногда – в одиночку. Но обычно недостатка в помощниках не было: Марсель смог заслужить доверие жителей Ембаево и вовлечь их в работы по сохранению местной достопримечательности — усадьбы XIX века. Он уверен: успеху проекта способствовал удачный выбор здания – у него богатая история, и местные жители видят в нем ценность. После того, как здание будет восстановлено, его планируют передать краеведческому музею. Мы поговорили с Марселем о том, как успешно провести «Том Сойер Фест» в чужом селе и не разочароваться.

О том, как заслужить доверие местных жителей

До запуска проекта я всего один раз бывал в Ембаево – это бухарское поселение, место с богатой историей. Там хорошо сохранилась дореволюционная каменная застройка. Я считаю, что у Ембаево есть свой, неповторимый, облик. Расположено село буквально в трех километрах от Тюмени. Оно достаточно крупное, там живет около трех тысяч человек. Я решил, что ездить в Ембаево из Тюмени будет не трудно. Нашел контакты местного жителя, общественника, который там всех знает. Рассказал ему про фестиваль, он ответил – приезжайте, и сам организовал встречу с сельской администрацией. Глава поселения положительно отнеслась к нашей инициативе.

К освещению проекта активно подключились местные СМИ, телевидение – считаю, это помогло привлечь людей. Перед стартом мы провели «день открытых дверей»: пригласили местных жителей, музей пригласил школьников, которые интересуются краеведением.

Чтобы организовать фестиваль в чужом селе, необходимо найти хотя бы одного местного жителя, который станет проводником между вами и остальными. Кто я такой для них? Сельские жители всегда с подозрением относятся к посторонним, а тут еще я зазываю их на какие-то бесплатные работы. Повезло, что мы нашли человека, которого уважают и которому доверяют местные – он и помог нам выстроить добрые отношения с жителями Ембаево.

Об удачном выборе здания, которое все хотят сохранить

Мы не просто выбрали дом. Мы спросили у местных жителей: какой дом для вас – самый ценный? И взялись за восстановление объекта, на который они указали. Думаю, это хороший рецепт по выбору объекта для всех, кто собирается запустить «Том Сойер Фест». Под местными жителями я подразумеваю и сельскую администрацию. Они поддержали идею взять в качестве объекта каменную усадьбу конца 19 века. Это здание обладает своей уникальной историей. Во время войны там жили дети блокадного Ленинграда, потом там был детский дом. После детдома его передали школе, в 90-е там располагалось отделение почты, а уже в новейшей истории – отделение Сбербанка. До начала фестиваля здание пустовало 8 лет. Оно стоит на центральной улице и играет важную роль в истории места. Здание очень красивое, выделяется среди других каменных домов своей лепниной, декоративными элементами на крыше.

О новой функции, которую фестиваль подарит зданию

Напротив нашего объект расположен ансамбль из 7 зданий — объектов культурного наследия, одно из них – местный краеведческий музей. Это не типичный сельский музей, в который редко заглядывают посетители. Музей в Ембаево активно работает с детьми, там есть клуб любителей истории, а еще недавно он вошел в туристический маршрут по Тюменской области. Сейчас музею не хватает помещений, и администрация пообещала выделить здание, которое мы восстановим, под расширение музея. Поэтому музей активно поддерживает наш фестиваль, например, помог собрать историческую справку для объекта.

О везении: соседстве с крупным городом и сплоченном сообществе местных жителей

Особенность нашего фестиваля в том, что мы работали только в выходные дни, потому что в будни я бы не успел добраться до Ембаево раньше 8 часов вечера. Да и люди в селе не особенно настроены приходить на фестиваль после работы – ведь у владельцев частных домов всегда есть, чем заняться: хозяйство, огород. Зато в выходные люди подтягивались и проводили на площадке по несколько часов. За весь сезон к нам присоединилось около 50 человек. Обычно на объекте работало 5-6 человек, причем не только местных. Нам очень помогла коллаборация с тюменским «Том Сойер Фестом»: каждые выходные я привозил с собой из города несколько волонтеров. Приезжали помогать и те, кто родился в Ембаево, но сейчас живет в Тюмени.

Что еще нужно, чтобы запустить фестиваль в селе

Среди наших волонтеров была бабушка, которой 73 года – она услышала про фестиваль и пришла помогать. Но основной костяк участников – это люди от 20 до 40 лет. Поэтому, запустить фестиваль можно только там, где есть молодёжь. И хотя бы один замотивированный местный житель.

Об усталости и балансе между фестивальным и личным

Под конец фестиваля у волонтеров накопилось усталость от тяжелого физического труда. На исходе двух месяцев работ, случались дни, когда я приезжал из Тюмени и трудился на площадке в одиночестве. Но у меня не было чувства отчаяния. Фронт работ у нас масштабный, мы и не рассчитывали управиться за один сезон – так что, хоть один работай, хоть вдесятером, всё равно не осилишь много. Единственный минус – ради фестиваля приходилось жертвовать временем, которое я мог бы провести с семьей. Пять дней в неделю я работал, а по выходным с самого утра ехал в Ембаево заниматься фестивалем. Хорошо, что супруга меня понимает – это очень важно. Несколько раз я брал с собой в Ембаево старшего сына, которому восемь. Побыть на природе, потаскать веточки – для городских детей это настоящее приключение. Жаль, что в Ембаево нет мест для семейного отдыха – так бы мы приезжали всей семьей.

Интервью опубликовано в рамках проекта, реализуемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

0 6 717

Старинный купеческий особняк Владимира Шокина, построенный в начале ХХ века и известный как «дом Туполева», официально передали в безвозмездное пользование «Том Сойер Фесту» в Кимрах.

Глава города Ирина Балковая пожелала удачи волонтерам и выразила надежду на то, что силами неравнодушных к архитектурному наследию жителей города получится сохранить старинное здание и привести его в порядок. Юридическим поручителем и партнером фестиваля выступил «Фонд развития малых исторических городов».

Этой весной волонтеры проведут мероприятия, на которых расскажут об истории дома и его жителях, а также начнут готовить проектно-сметную документацию. После того, как дом приведут в порядок, в нем разместится небольшой музей, волонтерский центр и официальное представительство «Фонда развития малых исторических городов».